Черная магия и Руны

  • 13 Декабрь 2017, 10:16:09
  • Добро пожаловать, Гость
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Приглашаются желающие обучиться гаданию и магической диагностике на картах Таро: Теней, Райдера-Уэйта, Кроули. Подробная информация здесь: http://chernayamagiya.com/forum/index.php/board,48.0.html

Автор Тема: Поклонение скандинавским богам.  (Прочитано 4884 раз)

Iden

  • Старожил
  • ****
  • Репутация: +132/-0
  • Вес голоса: 13
  • Iden has no influence.
  • Сообщений: 360
Re: Поклонение скандинавским богам.
« Ответ #15 : 12 Февраль 2017, 21:16:49 »

       Однако в целом история крещения норвежцев свидетельствует о том, что страх смерти оказывался эффективным средством обращения в новую веру; только под угрозой кровавой расправы бонды соглашались отречься от веры и обрядов своих отцов.
       В "Круге Земном" можно найти свидетельства и того, что в минуты смертельной опасности люди впадали в панику. Ярл Хакон, могущественный и смелый человек, вряд ли поступил очень мужественно, прячась от бондов в яме в свинарнике вместе с рабом. Он и не скрывал своего страха:
       - Главное - спасти жизнь!
       Человек страшится смерти, этот страх заложен в его природе. Человек не может избавиться от сознания конечного характера своей жизни. Страшился смерти и древний скандинав. "Лучше живым быть, сем мёртвым!", - гласили "Речи Высокого"; перед лицом смерти исчезают различия между богатством и бедностью, даже хромой, безрукий, глухой или слепой ещё могут быть на что-то полезны, но "что толку от трупа!" Трудно эти слова эддической песни истолковать как презрение к смерти. Конечно, они не воплощают героического идеала, но, повторяем, идеал этот состоял не в пренебрежении угрозой гибели, а в том, что страх смерти должен быть побеждён. Дело не в том, страшится ли человек смерти, неизбежно его поджидающей, а в том, какие средства предлагает ему культура для того, чтобы преодолеть этот животный страх.
        Разгадка отношения к смерти людей, о которых прежде всего повествуют королевские саги, содержится в знаменитых словах той же песни "Старшей Эдды":

"Гибнут стада,
родня умирает,
и смертен ты сам;
но смерти не ведает
громкая слава
деяний достойных.

Гибнут стада,
родня умирает,
и смертен ты сам;
но знаю одно,
что вечно бессмертно:
умершего слава".

        "Умершего слава" - это суждение современников и потомков о человеке. В эпоху, когда человеческая индивидуальность не была сконцентрирована на самой себе, она, естественно, искала оценку своей собственной сути и своего поведения прежде всего в окружающей среде, в суждении других людей. Давление общественного мнения на индивида было колоссальным, оно-то, собственно, и определяло в первую очередь его поступки.
        Следовательно, главное - мнение, приговор людей об умершем, и об этой посмертной репутации, славе нужно заботиться больше, чем о сохранении жизни. Суждение людей о человеке - единственное, что остаётся навсегда. И так как перед угрозой смерти с наибольшей силой и полнотой могут проявиться его мужество, бесстрашие и стойкость, то он преодолевает страх и ведёт себя так, как об этом повествуется в сагах.
        Понятия "честь", "достоинство" занимают в сознании скандинавов и соответственно в сагах столь же важное место, как и понятия "судьба" и "удача". Эти понятия тесно между собой связаны, так как именно в ситуациях, в которых обнаруживается человеческая судьба, более всего требуется вести себя с достоинством и отстаивать свою честь. Тот, кто способен утвердить собственное достоинство в глазах общества, побеждает смерть, и слава о нём сохранится в памяти людей.
        Во время нападения на Норвегию конунга Магнуса Слепого, который ранее был низложен, изувечен, ослеплён и изгнан из страны, произошёл такой эпизод. Нападавшие потерпели поражение. Слепой конунг не смог самостоятельно спастись, и тогда дружинник Хрейдар поднял его на руки, пытаясь перескочить с одного корабля на другой. В этот момент Хрейдара пронзила стрела, вошедшая затем и в конунга Магнуса. Так они вместе и погибли. "Все говорили, что Хрейдар мужественно последовал за своим господином. Счастлив всякий, кто приобретёт подобную славу".
        В битве между викингами из Йомсборна и норвежцами один из предводителей викингов, Буи Толстый, получил смертельную рану в голову. Разрубив одним ударом меча своего противника пополам, Буи схватил два своих сундука, полных золота, и с возгласом:
        - За борт, все люди Буи! - прыгнул в море. Многие из его людей последовали за своим вождём, предпочтя смерть храбрецов позору плена.
        Потерпев поражение, многие из йомсвикингов попали в руки противников. Пленников связали и усадили на большое бревно. Палач с секирой шёл вдоль бревна и отрубал головы сидящим. Один юноша с прекрасными длинными волосами сказал ему, когда подошёл его черёд:
        - Не замарай кровью мои волосы!
        Ловким движением ему удалось избежать удара секиры, который пришёлся по рукам того, кто держал его за волосы. Тогда ярл Эйрик, присутствовавший при казни, осведомился, кто этот красивый юноша.
        - Они зовут меня Сигурдом, - отвечал тот, - и мне сказали, что я сын Буи. Ещё не все йомсвикинги мертвы.
        Ярл предложил Сигурду сохранить жизнь, но юноша ответил:
        - Это зависит от того, кто предлагает.
        - Предлагает тот, - сказал ярл, - кто имеет власть предлагать: ярл Эйрик.
        - Тогда я принимаю предложение, - ответил Сигурд.
        Бесстрашие сына Буи внушает уважение его врагу (красота физическая считалась проявлением благородства внутреннего), и тот дарует ему жизнь. Но не от всякого готов принять пощаду мужественный человек, ибо не так дорога жизнь, как важны условия, на которых ему удалось её сохранить, - они должны быть почётными. Другой викинг, которому ярл также предложил пощаду, отвечал:
        - Я согласен, если мы все её получим.
        И всех оставшихся в живых помиловали. Чувство товарищества ценится выше, чем сохранение жизни ценой отказа от него и, следовательно, ценой утраты чести.
Записан

Iden

  • Старожил
  • ****
  • Репутация: +132/-0
  • Вес голоса: 13
  • Iden has no influence.
  • Сообщений: 360
Re: Поклонение скандинавским богам.
« Ответ #16 : 13 Февраль 2017, 16:23:24 »

        В "Саге о сыновьях Харальда" описана жуткая казнь, которой был подвергнут низложенный и пленённый конунг Сигурд Слембир. Мстившие ему люди долго и изощрённо его мучили. Сигурд стойко всё претерпел. Он отвечал на оскорбления тихим голосом и, не испустив ни стона, был также ровен до самой кончины, "как если бы сидел за выпивкой. Свидетели, на которых ссылается Снорри Стурлусон, подчёркивали неслыханное мужество и выносливость конунга. Снори упоминает при этом, что Сигурд успел пропеть часть псалма, но явно не христианского мученика изображает он, а человека, следовавшего образцам древнего героического поведения, - ведь и погиб он не за Христову веру, а от руки родственников убитых некогда им врагов.
        Умереть нужно красиво, так, чтобы потомство помнило и восхищалось, - только в этом бессмертие. Легендарный шведский конунг Хаки получил в битве смертельные раны и знал, что "дни его жизни не долги". Тогда он повелел, чтобы один из кораблей, на который погрузили убитых и оружие, спустили на воду с распущенными парусами и развели на борту погребальный костёр. Ветер погнал корабль прочь от берега. Когда Хаки положили на погребальный костёр, он был мёртв или близок к смерти, "и это долго впоследствии прославляли".
        Другой персонаж "Саги об Инглингах", шведский конунг Ингьяльд, захваченный врасплох нападением противника, видел, что у него не достаточно сил, чтобы дать отпор, и понимал, что в случае бегства враги окружат его со всех сторон. "Тогда он и его дочь Аса приняли решение, которое прославилось: они напоили до смерти своих людей и затем подожгли пиршественный зал". Все сгорели, и Ингьяльд тоже. Снорри цитирует скальда Тьодольва, которому он обязан данными сведениями: "Эта судьба казалась всем свеям наилучшей для потомка конунгов: умереть самому и добровольно завершить свою славную жизнь".
         Напротив, человек, пытающийся любой ценой сохранить свою жизнь, не заслуживает уважения. Не такова ли смерть конунга Ауна, который продлевал своё существование, принося в жертву Одину одного за другим собственных сыновей? В конце концов перед смертью Аун впал в детство. Жизнь, в конце которой человека кормят из рожка, презренна, и цитируемые Снорри стихи Тьодольва о конунге Ауне полны сарказма.
         Именно в связи с вопросом об отношении скандинавов к смерти "Сага об Инглингах" представляет особый интерес. Характеризуя в Прологе к "Кругу Земному" песнь Тьодольва "Ynglingatal", на которой он основывает своё повествование в этой саге, Снорри говорит, что в песни названы тридцать предков конунга Рёгнвальда, в честь которого она сочинена, и сказано, как каждый из них умер и где погребён. Этим же интересна для него и другая песнь "Haleygjatal", которую он также использовал, "и в ней рассказано о смерти каждого и месте, где воздвигнут его курган". Действительно, обстоятельства смерти каждого из Инглингов находятся в центре внимания посвящённой им саги.
         Более того, на идее смерти основывается периодизация древнейшей истории скандинавских народов, которую даёт Снорри: два века знает эта история - "век сожжений" и "век погребений в курганах". Таким образом, главное, чем различаются разные эпохи истории, - связанный со смертью ритуал. Когда подобную периодизацию предлагает современный археолог, в этом нет ничего удивительного, он опирается на изучение сохранившихся с древних времён материальных остатков, и среди них погребения занимают видное место. Но повышенное внимание Снорри к погребальным ритуалам свидетельствует об огромном значении, которое придавалось им в его время. Обычай сожжения покойника вместе с его имуществом Снорри возводит к Одину. Один приказал, чтобы пепел бросали или в море или закапывали в землю и в память о знатных людях воздвигали бы камни или курганы. Переход же от практики сожжения к погребениям Снорри связывает со смертью Фрейра: его тело положили в курган в Упсале, и с тех пор многие вожди стали насыпать курганы над могилами и ставить памятные камни для увековечения славы умерших сородичей. Смерть сопряжена в его сознании с посмертной славой, репутацией человека.
        Если обратиться к "Саге об Инглингах" и рассмотреть её под этим углом зрения, то поразит общность репертуара смертей:
        Обстоятельства смерти вождей, упомянутых в "Саге об Инглингах", таковы. Один и его преемники Ньёрд и Фрейр умерли своей смертью; свеи верили, что Один удалился в старый Асгард и будет жить там вечно. Сын Фрейра Фьёльнир утонул пьяный в бочке с мёдом. Следующего конунга, Свейгдира, карлик заманил в скалу, в которой по его заверениям, скрывался Один. Сын Свейгдира, Ванланди, погиб в результате колдовства; его задушило во сне чудовище, насланное на него обманутой им финнкой. Сына Ванланди, Висбура, сожгли в его доме сыновья.Один из них, Домальди, был принесён свеями в жертву для того, чтобы в стране улучшились урожаи. Следующие конунги, Домар и Дюггви, умерли от болезни. Сын Дюггви, Дат, погиб от руки раба. Агни, сын Дага, погиб вследствие козней своей жены: его удавили с помощью ожерелья, из-за которого был раньше убит Висбур. Сыновья Агни, Альрек и Эйрик, умертвили один другого, как умертвили друг друга и сыновья Альрека, Ингви и Альв. Конунг Хуглейк пал в битве, а Ёрунд, сын Ингви, попал в руки врагов, которые его повесили. О его сыне Ауне и о том, как он принёс в жертву всех своих сыновей, кроме последнего, мы уже рассказывали. Уцелевшего его сына, Эгиля, забодал бык. Сын Эгиля, Оттар, пал в битве с датчанами, которые бросили его труп на съедение зверям и птицам. Адильс, сын Оттара, погиб, упав на камень с коня. Его сын Эстейн погиб вместе с дружиной в своём пиршественном зале, подожжённом его противником, а сына Эйстейна, Ингвара, убили во время похода на Эстонию. Энунд, сын Ингвара, был погребён обвалом. О гибели его сына, Ингьяльда, который, окружённый врагами, предал себя самосожжению, мы уже рассказывали, но следует упомянуть, что до того Ингьяльду удалось подчинить себе обширные районы, так как он сжёг в своём пиршественном зале шестерых конунгов, предварительно опоив их, а также, что он сжёг двух других конунгов, напав на них неожиданно. Всего, по преданиям, он умертвил 12 конунгов. Его сына, Олава Лесоруба, свеи принесли Одину в жертву для того, чтобы обеспечить хорошие урожаи в стране. Сын Олава, Хальвдан Белая Кость, умер в старости. Лишь об обстоятельствах смерти его брата Ингьяльда ничего не сказано. О сыне Хальвдана Эйстейне сказано, что он утонул в море, упав с корабля вследствие колдовства его противника. Его сын, Хальвдан, умер от болезни. Гудрёд, сын Хальвдана, погиб от руки человека, подосланного его женой, а его сын, Олав, умер от болезни ног.
        Разумеется, содержание саги не исчерпывается рассказами об обстоятельствах смерти конунгов, принадлежащих к этой династии, но столь же бесспорно и то, что именно эти факты неизменно привлекают пристальное внимание Снорри.
        В других сагах, составляющих "Круг Земной", столь же аккуратно и подробно описывается кончина каждого из конунгов, а также и других персонажей. О многом можно не сообщить, но смерть - завершающий момент человеческой карьеры, подводящий итог всей жизни, - должна быть обязательно изображена.
        Слова, сказанные человеком перед смертью, запоминаются, в них как бы резюмируется его сущность. Смертельно раненый Тормод, скальд конунга Олава Святого, отвечает импровизированными стихами на вопрос о его самочувствии. Вытащив из груди наконечник копья и увидев на нём волокна собственного сердца, он произносит:
        - Хорошо кормил нас конунг. Я жирен до самых корней моего сердца...
        С этими словами он умер.
        Сохранение присутствия духа в свой последний час - вот высшая доблесть в глазах этих людей.
        Подобно этому исландец Ёкуль, получив смертельную рану в голову, сочинил стих, в котором описывает, как льётся у него кровь из головы, но мужество его не оставляет. Затем Ёкуль умирает.
        Конунг Магнус Голоногий, сломав дротик, пробивший ему обе ноги, восклицает, обращаясь к дружине:
        - Так мы ломаем любой костыль, ребята!
        Очевидно, в представлении скандинавов смерть наступает тогда, когда дело жизни завершено, - нити жизни обрезают не люди, а норны, определяющие судьбу человека. Поэтому-то смерть и есть итог, в ней в наибольшей мере раскрываются человек и его судьба. Снорри обычно даёт общую характеристику конунга, опираясь на суждение о нём современников. Но это суждение могло стать окончательным только после смерти человека, когда его судьба раскрылась до конца.

        (Из книги А.Я.Гуревич  "История и сага")
Записан

Iden

  • Старожил
  • ****
  • Репутация: +132/-0
  • Вес голоса: 13
  • Iden has no influence.
  • Сообщений: 360
Re: Поклонение скандинавским богам.
« Ответ #17 : 19 Февраль 2017, 22:48:12 »

   
                             Мьёльнир – Молот Тора

                                  Происхождение

         Мьёльнир, или Мьёлльнир (древнескандинавское Mjöllnir — «сокрушитель») — в германо-скандинавской мифологии молот бога Тора.
         Мьёльнир изготовлен карликами-двергами Броком и Синдри. После метания молот возвращался в руку метавшего. Мьёлльнир могли поднять только Тор и его сыновья Магни и Сигню. Тор надевал железные рукавицы, чтобы удержать в них молот, и пояс силы, удваивающий силу носящего. Удар Мьёлльнира вызывал раскат грома.
         Одно время был похищен ётуном Трюмом, но благодаря хитрости своего брата Локи Тор вернул свой молот обратно.

                              Молот Тора как прародитель креста

         Встречается мнение, что исполняемый в воздухе знак "молота Тора" был внешне похож на крестное знамение. Об этом свидетельствует следующий отрывок:

         "Там должны были быть огни посреди храмового пола, и котлы над ними, а чаши-здравицы надо было проносить над огнем. А тот, кто следил за праздником и был на нем хозяином, должен был осенять чаши и все мясо (знаком молота Тора)…"
         Конунг взял рог и перекрестил его (осенил крестным знамением). Тогда Кар из Грютинга сказал:
         – Почему наш конунг поступает таким образом? Не собирается он и сейчас следовать древним обычаям?
         Сигурд Ярл ответил:
         – Конунг поступает как должно всем, кто верит в свою силу и мощь – он благословил свою чашу именем Тора (signa full sitt Thor) и сотворил над ней знак молота (hamars-mark) прежде, чем выпить ее".

         О том, что знак Молота Тора был похож на крест можно судить и по камню, воздвигнутому на севере Восточной Четверти Исландии в XIII веке в местечке Хель-кунду-хейд, считавшимся нечистой землей, населенной троллями, ведьмами и оборотнями. Камень был в виде креста с загнутыми вниз краями поперечины. Позднее католическая церковь разрушила редкий памятник древней культуры, посчитав его богохульным.
         О прочности веры в действенность Молота Тора говорит и то, что несколько резных церковных дверей скандинавских кирх и каменные рельефы английских храмов украшены наряду с традиционной христианской атрибутикой знаком Молота Тора.
         Позже значение Молота Тора раскрывается в исландских рукописях XVI-XIX веков, где он уже считается не символом божественного поклонения, а лишь сильным мистическим знаком.

                             Молот Тора как амулет

         Викинги использовали Мёльнир на войне, нанося знак молота Тора на свой меч или щит. Младенцы проходили некий обряд, напоминающий крещение у христиан: окропляя голову ребёнка водой, на шею ему надевали амулет молота Тора, а потом давали новорождённому имя. Для здоровья будущего потомства знак молота Тора молодожёны держали под своей постелью, ибо он приносил плодородие.
         Амулетом в виде Мьёльнира на свадьбе благословляли молодых с пожеланием здоровья и удачи. Считалось, что верность в семье после этого никогда не будет нарушена. На свадьбе жениха с невестой "освящали" знаком молота:

         "Затем молвил Трюм, владыка турсов-исполинов:
         – Внесите молот, чтоб освятить (vigja) невесту! — Возложите Мьёлльнир на колени деве! — Благословите (vigja) нас вместе “рукой богини Вар"!

         Так же этот амулет помогал в охранных целях, защищает своего владельца от черной магии и способствует справедливости в судебных тяжбах. Есть поверье, что молот тора способен уничтожить любую преграду на пути своего владельца, если тот прав.
         При исполнении языческих обрядов и ритуалов, обычно над освящаемым объектом делали рукой в воздухе знак “молота Тора”. Прообраз этого ритуала вероятно дан в "Младшей Эдде":

    "Отправился Тор с козлами своими и с колесницей в путь… А вечером Тор взял и зарезал своих козлов. Потом освежевал туши и положил в котел. А когда мясо сварилось, сел ужинать со (своим спутником)… Потом Тор разложил перед очагом козлиные шкуры… А спозаранку встал… и, подняв молот свой Мьёлльнир, освятил (vigja) им шкуры. Встали козлы…"

         Также удары Мьёльнира обьявляют конец чего то старого и возвещают о начале чего то нового. (здесь можно привести аналогию с ударом судьи своим молоточком при вынесении приговора – скорее всего, эта традиция перекочевала в современный быт еще из тех времён).

         (Из книги А.Я.Гуревич "История и сага")

Записан

Iden

  • Старожил
  • ****
  • Репутация: +132/-0
  • Вес голоса: 13
  • Iden has no influence.
  • Сообщений: 360
Re: Поклонение скандинавским богам.
« Ответ #18 : 21 Февраль 2017, 01:25:00 »

                             Подношения Локи

         Локи - не очень привередливый бог: Он никогда не отвергает подношений, сделанных от чистого сердца и с искренней любовью. Но, как подтверждают многие его последователи, некоторые подарки нравятся Ему особенно.
         Спиртные напитки: поскольку в скандинавских обрядах приняты здравицы и возлияния во славу богов спиртными напитками, алкоголь — одно из самых популярных подношений в этой традиции. По моему опыту, Локи любит виски не самого лучшего качества (особенно марки «Старый дедушка» — кроме шуток!), ликеры с корицей и другими пряностями, пряный ром и глинтвейн. Такое традиционное подношение, как мёд, иногда Ему надоедает — именно по причине своей популярности. От хорошего пива Локи тоже никогда не откажется, хотя светлое пиво Ему не особенно по вкусу: лучше выбрать что-нибудь покрепче и, желательно, осенних сортов — например, тыквенный эль. (И несмотря на то, что Локи обычно не имеет ничего против дешевых подарков, в случае с пивом это правило не работает: когда Ему предлагают «Кейстоун», «Корону» и тому подобное, Он сердится. Так что если хотите угостить Его именно пивом, не скупитесь.)
         Пища: Локи нравится сладкая пища, в том числе почти тошнотворно приторная. Конфеты, печенье, пирожные, карамельные яблоки… Кстати, о яблоках: Локи любит всякую еду красного цвета, а также блюда с большим количеством красного перца и даже просто красный перец сам по себе, особенно хабанеро.
         Предметы: Локи обожает дешевые пластиковые игрушки, поэтому время от времени я беру в местном кафе детские обеды с игрушкой, чтобы положить ее на алтарь. Один из Его сыновей любил море, поэтому особенно Ему нравятся игрушечные кораблики. Локи может благословлять ножи, но будьте осторожны: тупое лезвие в один миг становится острым, как бритва. Но больше всего, по-моему, Ему нравятся случайные находки — причем такие, при виде которых вы сразу же вспомнили о Нем, — будь то камешек, листок, какая-нибудь дешевая безделушка и так далее. В отличие от большинства богов, Он не обижается на недорогие подарки — и даже наоборот, кажется, любит их больше всего.
         Благовония/запахи: я всегда вспоминаю о Локи, когда слышу запах корицы, глинтвейна, «драконовой крови», сладкой ваты или торфяного виски. По-моему, эти запахи Ему нравятся больше всего, но подойдут и другие — достаточно сильные (но не дурманящие), притягательные и андрогинные (специфически женских духов и мужских одеколонов лучше избегать).
         Служение: Локи порадуется, если вы возьмете на себя работу с детьми, особенно детьми-инвалидами, сиротами или пострадавшими в катастрофах. Также Ему по нраву, когда Его последователи открыто высказывают правду, когда остальные по тем или иным причинам предпочитают ее замалчивать. Угодна Ему и работа с людьми, которые страдают психическими расстройствами, особенно возникшими вследствие травмы (такими, например, как ПТСР). В качества акта служения Локи уместны пожертвования в пользу тех, кого общество старается вытеснить из своих рядов, забыть или сделать невидимыми, — например, бездомных людей, страдающих от зависимостей, ветеранов, пожилых и так далее. Локи приятно, когда кто-то помнит о страданиях этих людей и делает что-нибудь, чтобы их облегчить, пусть даже это будет всего лишь скромное подаяние или один-единственный в году концерт в местном доме престарелых. В особенности же Локи оценит эмоциональную поддержку, оказанную людям, которых общество отвергает и презирает за то, что они открыто следуют своей личной истине, с чем бы та ни была связана — с религиозными убеждениями, сексуальной ориентацией, гендерной идентичностью, выбором профессии или чем бы то ни было еще.
        Однако, следует добавить, что при работе с Локи на свет выйдут и те истины, которые вы стараетесь игнорировать. Если вы закрываете на что-либо глаза — будь то ваше истинное призвание, или место, в котором вы по-настоящему хотели бы жизнь, или тот факт, что ваши отношения с партнером исчерпали себя еще три года назад, — Локи заставит вас это признать, а в некоторых случаях и разобраться с этим немедленно. Он терпеть не может, когда мы пытаемся действовать вопреки своей личной Истине. Если этот бог войдет в вашу жизнь, вы будете терпеть неудачу в подобных попытках раз за разом, пока, наконец, не признаете эту Истину. Вы будете снова и снова попадать в неудачные отношения, снова и снова менять место работы и так далее. Знайте, что таким образом Локи помогает вам понять (иногда весьма эффектно, а иногда и с катастрофическими последствиями), от какой именно Истины вы прячетесь; и в эту Истину он будет тыкать вас носом, пока вы ее не примете.
        Кроме того, при серьезной работе с Локи вы можете часто попадать в ситуации, когда вам приходится озвучивать Неприятную Правду. Так происходит и со мной, и с некоторыми другими моими знакомыми локианцами. Если ваша подруга хочет выйти замуж и родить детей, именно вам придется объяснить ей, что для этого надо перестать крутит романы с «плохими мальчиками»; если в коллектив затесался кто-то непригодный для совместной работы, именно вам придется встать и объявить, что этот человек должен уйти; если кто-то в вашем окружении подвержен расовым, классовым, гендерным или прочим предрассудкам, именно вам придется растолковывать ему, в чем он неправ. Иногда этого можно избежать, но Неприятная Правда все равно будет жужжать у вас в ушах и рваться с языка; и, в конце концов, вы просто не удержитесь.
        И, наконец, локианцам практически запрещено относиться к самим себе чересчур серьезно. Если вы не можете посмеяться над собой в ситуациях, когда вы тщетно пытаетесь превратить падение с размаху в грациозный пируэт или когда люди в автобусе сообщают вам шепотом, что за вами волочится половина брюк, потому что вы забыли вдеть ногу во вторую штанину, — что ж, вероятно, вам стоит поискать себе какое-нибудь другое божество. В жизни полным-полно таких дурацких и странных случайностей, и иногда самое лучшее, что можно сделать, — это просто посмеяться над ними и над собой от всей души.

        (Из статьи Дель Ташлин  "Подношения Локи")


Записан

Destructor

  • Пользователь
  • **
  • Репутация: +48/-0
  • Вес голоса: 4
  • Destructor has no influence.
  • Сообщений: 98
  • ...the chosen one...
Re: Поклонение скандинавским богам.
« Ответ #19 : 22 Февраль 2017, 15:55:56 »

Здравствуйте уважаемый Иден,
может быть у вас есть что-то со свадебной традицией, свадебным обрядом, обычаем и т.д.? Спасибо ::)
Записан
if you want to shine like a Sun, first you have to burn like it!

Iden

  • Старожил
  • ****
  • Репутация: +132/-0
  • Вес голоса: 13
  • Iden has no influence.
  • Сообщений: 360
Re: Поклонение скандинавским богам.
« Ответ #20 : 22 Февраль 2017, 18:16:29 »

                             Брак в эпоху викингов

         Правильность поведения и красота женщины были для викингов особенно приятны, если соединялись со здравым умом, с чувством собственного достоинства и твердым духом. Скандинавы верили, что у мужественных женщин будут такие же дети. Знаменитый конунг Рагнар Лодброг говорил: «Я выбрал для своих сыновей такую мать, которая передала им свое бесстрашие». Во многом внимание мужчин к таким неженским качествам матерей своих будущих детей объяснялось тем, что жители Севера надолго покидали свои усадьбы, отправляясь в дальние походы, и воспитывать будущих воинов приходилось женщинам.
         Но и девушки внимательно выбирали себе женихов. Для них было важно, чтобы будущий муж проявил себя на поле брани, доказал свою храбрость и честность в бою. Причем молодость часто считалась недостатком жениха. Так, в одной саге норвежская королева Ингибьёрг, делая выбор между двумя претендентами на свою руку, отдает предпочтение пожилому конунгу Геттрику и отказывает красивому и молодому конунгу Олаву. Она сравнивает их с двумя деревьями: одно уже дало прекрасные плоды, а другое едва выпустило весенние листочки. «Глупо, — прибавляет она, — выбирать неясное будущее». Рёгнвальд ярл, склоняя Ингигерд, дочь Олава Шётконунга, выйти замуж за норвежского конунга Олава Толстого (Святого), много рассказывал ей про его подвиги и славу и о том, как за одно утро он взял в плен пятерых конунгов, «лишил их власти и присвоил их владения».
         Остававшиеся дома и никогда не ходившие в военные походы мужчины, будучи даже богатыми и красивыми, никогда не пользовались у знатных и гордых девиц успехом.
         Необходимым условием брака было равенство брачующихся сторон. Астрид, сестра конунга Олава сына Трюггви, хотела подождать еще несколько лет другого брака, но не выходить за человека без «почетного звания».
         Точно так же отвечала жениху Рагнхильд, дочь конунга Магнуса Великого, когда дядя, конунг Харальд Суровый, обручил ее с Хаконом сыном Ивара. «Часто приходится мне чувствовать, что нет больше на свете моего отца, конунга Магнуса! — сказала она. — Особенно же чувствую я это теперь, когда сделал мне предложение простой бонд, хоть и хорош он собой и искусен во всем. Будь жив конунг Магнус, не отдал бы он меня за меньшего по званию человека, чем конунг! Так что трудно ожидать, что пожелаю я выйти замуж за человека невысокого рода».
         Когда же оба жениха, о которых мы рассказали выше, получили отказ, они поняли, что есть единственный способ жениться на гордячках — стать ярлами. И если Олав Толстый сам даровал будущему родичу высокое звание, принудив Астрид пойти за него замуж, то Хакон получил от конунга Харальда Сурового отказ, ибо в стране был уже один ярл, и уплыл в Данию, где стал «ведать защитой страны от викингов». Он прославился в боях и через некоторое время вернулся в Норвегию. В то время умер старый ярл, и конунг Харальд даровал Хакону звание ярла и выдал за него замуж Рагнхильд, ибо теперь Хакон стал обладать и высоким званием, и воинской славой.
         Итак, равенство положения, воинская доблесть и высокое звание были желательными, если не необходимыми, условиями брака. Разница же в положении могла стать причиной развода. Прежде всего таким поводом стремились воспользоваться мужчины знатного рода. В сагах есть много примеров, когда конунг или ярл, влюбившись в знатную женщину, решал развестись со своей женой, не столь высокого происхождения. Очень часто именно происхождение было основной причиной окончательного решения. Так, в сагах рассказывается, что конунг Рагнар Лодброг хотел развестись с Кракой, дочерью норвежского бонда, чтобы жениться на Ингибьёрге, дочери шведского конунга, но, когда Крака открыла ему, что она дочь славного героя, Сигурда Победителя Дракона, и настоящее имя ее Аслауг, Лодброг оставил ее у себя и не поминал больше об Ингибьёрге.
         Девушки, имевшие отца и братьев, не могли решить свою судьбу сами. Порядочная дочь всегда предоставляла отцу и старшему брату право выбора себе мужа.
         Однако редко когда родичи неволили девиц и в большинстве случаев старались прислушиваться к их мнению. Хозяином в доме и старшим в семье всегда был отец. Его слушались не только дочери, но и сыновья, какими бы знатными воинами они ни были.
         Независимыми были только вдовы, не имевшие отцов, и девушки-сироты. Они имели право собственного согласия на брак, и, в соответствии с законами, сын не мог выдавать мать замуж против ее воли. Но даже вторичные браки вдовых дочерей, воротившихся в отеческий дом, если отец их был еще жив, зависели исключительно от него.
         Только отец мог выдавать дочь замуж. После его смерти, если у него были наследники, это право переходило к его шестнадцатилетнему сыну, который выдавал замуж также и сестер. Только за неимением сына мать имела право выбирать дочери мужа.
         Впрочем, если двадцатилетняя девушка два раза напрасно просила позволения своего опекуна выйти замуж, то могла сама обручиться с третьим женихом, посоветовавшись наперед с кем-нибудь из родных, прилично ли для нее это супружество.
         Когда же отцы (или опекуны) принуждали своих дочерей, то ничего хорошего из этого не выходило. Об одном таком случае рассказывается в «Саге о Ньяле». У исландца Хаскульда была дочь Халльгерд Длинноногая. Она отличалась красотой и учтивостью, но нрава была тяжелого и вспыльчивого. Хаскульд не спросил согласия дочери на брак, потому что побыстрее хотел выдать ее замуж за богача Торвальда. Гордая Халльгерд возмутилась, ибо почувствовала себя «выданной за первого встречного». Однако отец был неумолим. Он сказал Халльгерд: «Я не буду менять из-за тебя и твоего глупого честолюбия свои планы. Я решаю, а не ты, раз нет между нами согласия». Халльгерд смирилась и вышла замуж за Торвальда. Однако счастья этот брак новобрачному не принес. Не прошло и полгода, как она смогла сделать так, что Торвальд был убит ее воспитателем.
         Жених должен был обратиться к отцу невесты и передать ему предложение. Отправляясь свататься, жених одевался в свое лучшее платье. Свататься никогда не ездили в одиночестве, а только с отцом или ближайшим родственником.
         Когда предложение было сделано и принято благосклонно, начинали договариваться о брачных условиях. Жених объявлял, сколько имения назначает будущей жене: это называлось «женским даром». Также он назначал «дружеский дар» (выкуп за жену) будущему тестю, а отец невесты, со своей стороны, выделял дочери приданое, которое было ей вознаграждением за потерю прав на отцовское наследство. Дары и приданое давались золотом, серебром, рабами, домашней утварью и скотом. Усадьба никогда не делилась, и дочери никогда не давался ее «кусок». Делалось это для сохранения в целости и сохранности земельного участка семьи.
         «Женский дар» и приданое считались собственностью жены. В случае смерти мужа или развода с ним она была единственной и полноправной хозяйкой этого своего движимого имущества. После смерти женщины дары переходили в собственность мужа и детей, а если женщина умирала бездетной, то ее ближайшим родственникам.
         Такой свадебный договор, который назывался «покупкой невесты», аналог современного брачного контракта, по своей сути был настоящей торговой сделкой, потому что по его условиям дочь семейства поступала в собственность мужа. Договор заключался только в присутствии родных с обеих сторон.
         После заключения договора переходили к обряду обручения, во время которого соединяли руки жениха и невесты. Знаком совершения помолвки был молот Тора, который клался на колени сидящей невесты, чью голову закрывали покрывалом.

Именно обряд обручения позволил Тору в одной из песен «Старшей Эдды» вернуть себе похищенный великаном Трюмом молот Мьёлльнир. Великан спрятал молот в глубинах земли и соглашался вернуть его только в обмен на красавицу Фрейю, которую он хотел взять себе в жены.

        Собрались на совет все великие асы,
        И богини все также пришли на совет.
        Сообща совещались могучие боги,
        Как оружие Тора обратно достать?
        Хеймдалль молвил слово, из асов белейший,
        Он грядущее ведал, подобно ванам:
        «Пусть Тор под покровом предстанет брачным,
        Ожерельем Брисингов шею украсит.
        У пояса пусть ключи забренчат,
        И с колен ниспадает женское платье.
        Пусть ценных камней на груди будет много,
        И невесты убор на голове у него».
        Тор возразил, из асов сильнейший:
        «Бабою будут звать меня боги,
        Если в женское платье я наряжусь!»
        Молвил слово Локи, Лаувейи сын:
        «Полно Тор, перестань! Не болтай ты пустого!
        Скоро йотуны наши края завоюют,
        Если Мьёлльнира мы возвратить не сумеем!»
        И украсили Тора покровом брачным
        И Брисингов ожерельем широким.
        У пояса связка ключей забренчала,
        Складки женской одежды с колен ниспадали.
        На груди засверкали блестящие камни,
        И невесты убор на главе его был.
        И молвил Локи, Лаувейи сын:
        «Наряжусь я служанкой, тебя провожу я,
        Вдвоем мы отправимся к йотунам в край».
        Привели из ограды козлов круторогих,
        В колесницы впрягли их для быстрого бега.
        Рушились горы, земля загоралась,
        Ярый Громовник в Ётунхейм ехал.
        И воскликнул Трюм, исполинов властитель:
        «Собирайтесь вы, турсы, и скамьи готовьте!
        Асы прислали мне Фрейю в невесты,
        Ньорда дочь из Ноатуна.
        Черных волов мне во двор здесь приводят,
        Коров златорогих, Трюму на радость.
        Богат серебром я, богат ожерельями,
        Лишь Фрейи одной мне еще не хватало».
        Вечер настал, пировали турсы,
        Брагою щедро гостей угощали.
        Быка съел муж Сив и восемь лососей,
        И сласти все, что для жен припасли.
        И выпил Громовник три бочки меда.
        Вымолвил Трюм, исполинов властитель:
        «Кто в жизни видел столь прожорливых жен?
        Не видел я век, чтоб невеста так ела
        И меду так много умела бы выпить!»
        Сидела при Фрейе служанка разумная,
        И турсу служанка ответила живо:
        «Целых восемь ведь дней Фрейя вовсе не ела —
        Так страстно стремилась в край Трюма она!»
        К невесте подвинулся Трюм — целоваться,
        Но, раздвинув покров, отпрянул он в страхе:
        «С чего горят очи Фрейи так грозно?
        Кажется, словно в них пламя пылает!»
        Сидела при Фрейе служанка разумная,
        И турсу служанка ответила живо:
        «Целых восемь ночей Фрейя глаз не смыкала —
        Так страстно стремилась в край Трюма она!»
        Явилась тут у Трюма сестра престарелая
        И требовать стала от Фрейи дары:
        «С своих рук подари ты запястья мне красные,
        Ими заслужишь ты милость золовки,
        Милость золовки и ласку ее».
        Вымолвил Трюм, исполинов властитель:
        «Пусть Мьёлльнир скорей принесут для обряда,
        Положим его на колени невесте —
        Во имя Вар освятит наш союз».
        Сердце у Тора в груди засмеялось,
        Как только увидел Громовник свой молот.
        И прежде всех умертвил он Трюма,
        Потом и гостей всех, родичей йотуна.
        Убил и старуху он, Трюма сестру,
        Что выпросила у невесты запястья.
        Смерть вместо золота старой досталась,
        Вместо подарка — удар молотка.
        Так добыл Громовник свой молот обратно.                                                                                                                                                                                                                 
        Брак, совершенный без помолвки, назывался поспешным и слабым и считался незаконным. Всякая законная жена должна быть, по старинному выражению, куплена дарами, или, по словам вестготского закона, даром и словом, то есть быть выданной замуж с согласия отца и совета родных по предварительному соглашению. Она называлась брачной и законной женой, а дети ее становились законнорожденными и имели преимущественное право на усадьбу и имущество отца.
        Девушка, вышедшая замуж без обряда, сманенная, похищенная или военнопленная, считалась наложницей, каким бы ни было ее происхождение, и дети, прижитые в таком браке, назывались незаконнорожденными. Когда ярл Рёгнвальд уехал в Норвегию вместе с Астрид, дочерью Улофа Шётконунга, и без ведома отца обручил ее с Олавом Толстым, Улоф Шётконунг так и не признал этот брак законным и говорил, что ярл отдал его дочь «толстяку в наложницы».
        Добрачные отношения с девицами не приветствовались. Так, конунг Харальд Прекрасноволосый, воспылав страстью к красивой дочери финна Сваей, пожелал в первую же ночь после знакомства возлечь с ней. Отец строго ответил королю, что тот может получить его дочь только после обмена брачными клятвами. Нарушение этого правила считалось тяжелой обидой не только невесте, но и всем ее родичам.
        Если же во время путешествия сопровождавшему жену друга или чужую невесту викингу приходилось спать с ней на одной кровати, то древний обычай требовал, чтобы они клали между собой меч или доску. Яркий пример такого правила мы находим в «Песне о Сигурде Победителе Дракона» в «Старшей Эдде». Сигурд, чтобы помочь другу жениться на воинственной Брюнхильд, принимает его обличье, на своем волшебном коне преодолевает огненную стену, окружающую жилище невесты, и проводит у Брюнхильд восемь ночей, но ночью на ложе между ними всегда лежал его обнаженный меч, выкованный карликом Регином. Этот же обычай мы находим и во время рыцарства. Так, обнаженный меч лежал на ложе между Тристаном и Изольдой. Историки считают, что средневековый культ Прекрасной Дамы и система рыцарского отношения к женщине возникли под влиянием христианства и прежде всего поклонения Деве Марии — именно из германских обычаев в области брака и семьи. Эти обычаи нашли у скандинавов эпохи викингов наибольшее и полное развитие.
        Отец заботился о чести жены, сестры и дочери точно также, как о своей собственной. Девичья честь и целомудрие были не только «лучшим украшением» девушки, но и непременным условием уважения со стороны сограждан и возможности хорошо и удачно выйти замуж.
        Даже такой знак внимания со стороны кавалера, как легкий поцелуй, мог быть достаточным основанием, чтобы отец девушки потребовал, в соответствии с законами того времени, взимания с шутника большого штрафа — и это при условии, что поцелуй произошел по взаимному согласию «сторон». Если же поцелуй был сорван юношей против желания девицы, то меры наказания ужесточались. И виновника могли приговорить даже к изгнанию с родины.
        В древнешведском законе написано: «Если возьмешь женщину за руку, плати полмарки в случае жалобы ее, если возьмешь за руку — восемь марок, если за плечо — пять, за грудь — целый эйрир». Вот так скандинавы блюли честь своих сестер и дочерей. В законах были прописаны даже наказания за порванное платье или сорванную с головы повязку!
        Древние законы Швеции называют падшую девушку женщиной, зависящей от милосердия отца и матери. Родители могли поступить с ней так, как считали нужным: или прощали ее, или лишали прав честной дочери.
        В Скандинавии ранние браки не были в обыкновении. Конечно, случалось, что замуж выходили и пятнадцатилетние девушки, однако такие случаи были очень редки. Как мы уже говорили выше, девушки во времена викингов отличались гордостью и разумностью и предпочитали подождать хорошего жениха, даже если ждать приходилось долго. Как правило, замуж выходили не ранее двадцатилетнего возраста, а женились после достижения двадцати пяти, а чаще всего тридцати лет.
         Случалось, что брак откладывался на долгие годы. Время отсрочки определялось при обручении: обыкновенно свадьбу откладывали на три года, в тех случаях, если невеста была очень молода или жених отправлялся в важное путешествие или морской поход. В таком случае девушка считалась названой женой.
        Если жених не являлся по истечении оговоренного срока, невеста могла выйти за другого. Однако случалось, что жених задерживался долее определенного времени, невеста выходила замуж, и тут нежданно-негаданно являлся нареченный муж. Смыть оскорбление в таком случае могли либо кровью, либо выплатой виры. Особенно тяжелым оскорбление было, если нареченная жена выходила замуж за другого жениха до окончания отсрочки. В таком случае молодого мужа ждала смерть, если только ему самому не удавалось первому убить нареченного мужа.
        Однако за девушкой все-таки оставляли право изменить свое решение. В одном шведском законе позднейшего времени говорится, что если «чувство женщины переменится» после законного обручения, то она обязана возвратить обручальные дары и заплатить 3 марки виры и, сверх того, для восстановления доброго имени жениха должна подтвердить в присутствии двенадцати мужчин, что «она не знает никакого порока или недостатка за женихом и его родней и не знала того во время его сватовства и обручения». Тот же закон имел силу и при нарушении обещания со стороны жениха, но в этом случае дары невесте назад не возвращались. Если законно обрученная невеста три раза в течение года отказывалась выходить замуж за своего жениха, то он собирал родных и брал ее силой, где бы ни нашел, но она считалась законно взятой, а не похищенной.
        В те времена, когда похищение девиц и чужих невест принадлежало к числу великих подвигов, поездка обрученной невесты в дом жениха нередко становилась опасной. Поэтому жених обыкновенно посылал за ней вооруженную дружину друзей и родичей. Они должны были взять девушку под свою защиту и отвезти к супругу. Такая дружина называлась дружиной невесты. Возглавлял ее дружка. Когда дружина невесты прибывала в дом ее отца, то первым делом требовала от хозяина гарантий мира и безопасности. После полученных гарантий приехавшие посланцы жениха отдавали хозяину усадьбы оружие и седла, которые запирались в особом помещении. Дружка вместо жениха принимал приданое невесты. После нескольких дней пиршеств дружина невесты вместе с ней, ее отцом и близкими родными ехала в дом жениха, где и справлялась свадьба. Вечером невеста торжественно провожалась на брачное ложе. На другой день, в вознаграждение за девственность, жених делал ей подарок, называвшийся утренний дар.
        С этого утра невеста становилась законной женой и хозяйкой усадьбы. Ей передавалась связка ключей от всех строений. Связка всегда находилась у хозяйки, и только она, полновластная правительница в усадьбе, решала все хозяйственные вопросы: в ее ведении были заготовка провианта и приготовление еды, стирка и уборка, починка платья, тканье и вязание. Именно она отдавала приказы служанкам, работникам и рабам.
        В древнескандинавском языке были специальные слова, которыми обозначались права и обязанности хозяйки усадьбы: это «заведывание» ключами и домом, или внутреннее управление усадьбой. Существовал еще и особый правовой термин — внешнее управление домом. Но это уже было обязанностью хозяина.

        (Из книги Н.В.Будур  "Повседневная жизнь викингов IX - XI века")
Записан

Iden

  • Старожил
  • ****
  • Репутация: +132/-0
  • Вес голоса: 13
  • Iden has no influence.
  • Сообщений: 360
Re: Поклонение скандинавским богам.
« Ответ #21 : 22 Февраль 2017, 18:41:52 »

                             Одна из версий свадебного обряда в рамках Трота

I. Все собираются на открытом месте у священного камня (на святом месте). Невеста и ее народ (родственники, друзья) стоят на одной стороне камня, жених и его народ – на другой. Годи стоит перед камнем. У невесты на голове корона (венец).

II. Годи совершает обряд освящения места Молотом Тора.

III. Годи говорит:
- Асы и Асиньи! Ваны и альвы! Боги и богини нашего народа! Приветствуем вас у святого камня (на святом месте)! Мы собрались здесь, как в древние времена, чтобы заключить союз двух сердец перед вашими лицами. Придите к нам и будьте свидетелями!

IV. Годи начинает призывать богов. После произнесения приветствия каждому богу/богине все присутствующие хором кричат: «Приветствуем тебя!» или «Хейл!»:
- Один, Всеотец, Господин Рун, Творец Миров, Вождь Живых и Мертвых, приветствуем тебя!
- Тюр, Однорукий Ас, Защитник Закона, приветствуем тебя!
- Бальдр, Великолепный Сын Высокого, Любимец Богов, приветствуем тебя!
- Тор, Защитник богов и людей, Гроза Великанов, приветствуем тебя!
- Хеймдалль, Отец Людей, Страж Моста Асов, Сияющий, приветствуем тебя!
- Фригг, Госпожа среди богов и богинь, Ведающая судьбы, приветствуем тебя!
- Ньерд, Отец Ванов, Владыка Морей, приветствуем тебя!
- Фрейр Светлый, Отец Плодородия, приветствуем тебя!
- Фрейя, Прекрасная Госпожа, Дарующая Жизнь, приветствуем тебя!
- Сунна Ясноликая! Сияй и в небе, и в сердцах наших, наполняя их жизнью и радостью!
- Эрда, Мать-Земля! Пусть труды наши не пропадут даром!

V. Годи говорит:
- Боги и богини нашего народа! Перед вами двое: (называет имена жениха и невесты) и их народы. Они стоят в этом священном месте, готовые соединиться клятвой супружества. Кто из присутствующих докажет, что эти двое достойны друг друга? Какими делами отличились они?
Присутствующие со стороны жениха и невесты поочередно перечисляют качества и заслуги жениха и невесты. При назывании каждого качества/заслуги остальные поддерживают выступающего одобрительными криками, а жених/невеста преподносит выступающему рог пива в качестве благодарности за поддержку.

VI. Годи говорит:
- Теперь ясно, что (имена жениха и невесты) достойны друг друга. Известны ли кому-нибудь причины, по которым они не могут стать мужем и женой?

VII. После отрицательного ответа с каждой стороны годи говорит:
- (имена жениха и невесты), подойдите сюда!
Жених и невеста подходят, неся кольца.

VIII. Годи протягивает кольцо Вар и говорит:
- Вот кольцо Вар, хранительницы клятв. (имена жениха и невесты), что вы хотите сказать друг другу?

IX. Жених и невеста берутся правой рукой за кольцо. Жених говорит:
- (имя невесты), в присутствии богов и богинь Асгарда и обоих наших родов я беру тебя в жены. Я разделяю с тобой свою жизнь, свою душу и свою судьбу, все что я имею теперь и твое тоже. Я клянусь любить тебя, хранить тебе верность, заботиться о тебе и о детях, которых ты родишь мне, защищать тебя, наших детей и наш дом, делать все для того, чтобы ты гордилась своим мужем. Богатство, бедность, здоровье или болезнь не будут мне в этом помехой. Да будем мы неразлучны до самой смерти!
Носи это кольцо (он отдает невесте кольцо) как свидетельство моей клятвы.

X. Невеста говорит:
- (имя жениха), в присутствии богов и богинь Асгарда и обоих наших родов я беру тебя в мужья. Я разделяю с тобой свою жизнь, свою душу и свою судьбу, все что я имею теперь и твое тоже. Я клянусь любить тебя, хранить тебе верность, заботиться о тебе и о наших детях, хранить наш домашний очаг и вести хозяйство, делать все для того, чтобы ты гордился своей женой. Богатство, бедность, здоровье или болезнь не будут мне в этом помехой. Да будем мы неразлучны до самой смерти!
Носи это кольцо (она дает жениху кольцо) как свидетельство моей клятвы.

XI. Жених и невеста берутся за руки и поворачиваются к годи. Годи чертит над ними знак Молота Тора и говорит:
- Пусть Молот Тора освятит ваш союз!

XII. Годи наполняет рог и, протягивая жениху с невестой, говорит:
- Ваши клятвы были услышаны богами и людьми. Да помогут вам боги сохранить их. Пусть боги освятят ваш брак и сделают его крепким и счастливым! Сьёвн, Ловн и Фрейя да хранят вашу любовь, Светлый Фрейр принесет вам достаток, а Тор и Тюр пусть хранят вас от опасностей и ссор! Примите рог благословения!
Жених принимает рог, отпивает из него и передает невесте. Она отпивает и выливает остаток в чашу камня.

XIII. Годи наполняет рог обращается к собравшимся:
- Два сердца соединились сегодня. Заключен новый брачный союз, скрепленный взаимными клятвами. Приветствуйте мужа и жену (имена)! Присутствующие приветствуют их возгласами.

XIV. Годи отпивает из рога, говоря пожелания молодым, и передает по кругу. Каждый говорит свои пожелания, пьет и передает другому. Когда круг завершен, рог передается годи, он выливает остаток в чашу камня.

XV. Годи берет зеленую ветвь, обмакивает ее в чашу камня и брызгает на молодых, говоря: «Да благословят боги ваш брак! Пусть он будет крепким и счастливым!». Потом годи берет горсть зерна и посыпает им молодых, говоря: «Пусть достаток сопутствует вам! Пусть потомство ваше будет многочисленно!»

XVI. Годи говорит:
- Свадьба свершилась! Пусть пир будет веселым!
Все идут пировать.

XVII. Перед тем как идти спать, муж снимает с невесты корону, и они целуются.

XVIII. Наутро муж дает жене ключ, который она будет носить на поясе как знак замужней женщины и хозяйки дома.

                              (Содружество Асатру)
Записан

Iden

  • Старожил
  • ****
  • Репутация: +132/-0
  • Вес голоса: 13
  • Iden has no influence.
  • Сообщений: 360
Re: Поклонение скандинавским богам.
« Ответ #22 : 26 Февраль 2017, 22:46:45 »

                            Тpи великих ветви Севеpного Пути

                                        Трот

        Пеpвое из основных направлений Северного пути - это трот.
        Трот - это способ, с помощью которого искатель на Северном Пути узнает о богах и богинях, о культурных традициях народа. Пожалуй, лучше всего определить его как религиозную традицию Северного Пути. Основное предназначение трота - нахождение верного способа действия и существования, обpетение гармонии и пpивнесение гаpмонии и истины в жизнь.
        Трот - свободная форма религии, очень подходящая для нашего вpемени. Здесь не существует священных текстов, догм, а следовательно, не существует и "ересей". Эта религия коренится в самой плоти и крови верующих. Каждый человек, каждая семья, каждый клан и каждое племя исповедует свою, неповторимую форму трота.
Исповедовать эту религию означает изучать культуру, историю и мифологию своих предков и применять эти знания в форме ритуальных жертвоприношений, проводимых в особые, имеющие символическое значение дни годичного цикла.
Изучение истории, мифологии и культурного наследия предков может показаться вам сугубо "интеллектуальным" занятием, но это не так. Приобретая знания об истинных (а не воображаемых) ценностях, идеях и мифах ваших предков, вы обогащаете свою душу; они становятся частью вашего "Я" и оказывают преобразующее воздействие на вашу жизнь. В древности подобное воздействие на народ оказывали устные сказания и песни. Сегодня, в наш модеpнистский (уже даже постмодеpнистский) век, любые исторические данные и учения (в том числе и древние формы) могут сделать свое дело: пpедоставить информацию, которая поможет нам измениться.
        Но недостаточно простого изучения всех этих вещей. Если мы останемся на этом уровне, все ценности и принципы постепенно обесценятся (если не при нашей жизни, то позже). Древние традиции живы в нас только потому, что наши предки применяли свое скрытое знание в ритуалах. Благодаря этому их информация закодирована в каждом из нас. Чтобы пробудить эти знания и дать им возможность проявиться в той форме, в которой мы можем сознательно передавать их своим потомкам, мы должны реализовать - то есть сделать pеальными - древние мифы и ценности. Лучше всего это осуществляется посpедством ритуала, а также жизни в соответствии со строгим кодексом чести и веpности избранному пути.
        Этот двустоpонний метод учения и работы лежит в основе одной из традиций Северного Пути, известной как трот. Он же необходим и для полноценной практики двух других ветвей Северного Пути.

                                         Рунический гальдор

        Вторым великим ответвлением Северного Пути является гальдор. Тем или иным способом в гальдоре всегда используются руны - по крайней мере, один из уровней этой многоуpовневой концепции. Гальдор - это магическая техника, посpедством которой маг изменяет внутренний или внешний мир по собственной воле. Бог Один - великий мастер магии этого рода, и для проведения такой работы необходимы мудрость и вдохновение.
Основные принципы гальдора открываются нам уже в этимологии этого слова. Название гальдоp происходит от слова, обозначающего крик ворона ("песни воронов"). В мифологии упоминается о двух воронах Одина - Хугине и Мунине. Это два "голоса", к которым "прислушивается" Один и у которых он выведывает все более и более глубокие тайны. Два ворона, восседая на плечах Одина, нашептывают ему на ухо все то, что им известно. Хугин олицетворяет собой силу интеллектуальной мысли, а Мунин - силу рефлективного мышления или "памяти". Этот вид памяти охватывает гораздо больше, чем просто события прошлого: он воплощает в себе все трансперсональное знание. В "Стаpшей Эдде" Один говорит:

Хугин и Мунин
над миром все время
летают без устали;
мне за Хугина страшно,
страшней за Мунина, -
вернутся ли вороны!

"Речи Гримнира", 20
(перевод с древнеисландского А. Корсуна)

        Гальдор - это искусство слушать, а затем уже понимать рунические слова воронов. После чего эти слова воплощались в жизнь. "Вороны", безусловно, являются мифическими кодовыми названиями различных частей души или психики. В центре находится "Я", которым управляет вод (англ. wode, от исл. уdhr). "Я" колеблется между разумом и памятью, и им управляет божественное вдохновение, порождающее истинную мудрость. Эта мудрость и предопределяет путь гальдора.
        Цель гальдора - донести результаты работы в доступном виде до объективной реальности, воплотить их в "реальный мир". Вот почему язык играет столь важную роль (как символ и как техника) в практике гальдора. Практикующие гальдор предпочитают использовать аналитический метод прорицания - "бросание рун".

                                         Сейт

        Сейт - это третье главное ответвление Северного Пути. Его можно назвать магическим Путем Тела (в отличие от Пути Сознания). Сейт с самого начала не имел ничего общего с рунами в узком смысле этого слова. И хотя в этой практике применяются различные знаки и символы в сочетании с другими техниками, они обычно не являются так называемыми "лингвистическими знаками". Они, скоpее, "говорят" непосpедственно с Бессознательным - при минимальном контроле со стороны сознания.
        Сейт, как и гальдоp, является магической техникой изменения миpа (внешнего или внутреннего) согласно воле мага. Этому виду магии и силам, заставляющим ее работать, покровительствует Фрейя.
        В отличие от гальдора, где неосознанные и неведомые вещи (руны) становятся осознанными и известными, сейт дает возможность магу погрузиться в сферы неизведанного и бессознательного и слиться с тканью вселенной, чтобы тот смог изменять ее по своей воле. Маги, практикующие сейт, применяют свое искусство главным обpазом в психофизических сферах "тела" (лайк), "формы" (хайд), "дыхания" (атем) и "удачи" (хамингья). В сейте шиpоко используются такие магические сpедства, как тpавы, мази и настойки.
         Маги, практикующие сейт, предпочитают гаданию медиумическое прорицание, основанное на непосредственном общении с внутренними мирами бытия и требующее скоpее интуиции, чем анализа.
         Пути сейта и гальдора тpадиционно использовались вместе - как отдельными магами, так и целыми школами Северной магии. В такой практике нет ничего дурного, ее даже следует поощрять. Но, в то же время, необходимо четко видеть различие между этими двумя направлениями, чтобы в дальнейшем ничего не было потеpяно.

         Эти три направления великой Северной, или тевтонской традиции вдохновенный витки может использовать как раздельно, так и в сочетании. Всем им присущи хаpактеpные германские черты - прагматизм и объективизм. Северная магия ориентирована на результат. Философия этих традиций склонна pассматpивать непрерывные пеpемены, постоянное движение между двумя полярностями (Космическим Огнем и Космическим Льдом) как благопpиятный и желательный пpоцесс. С германской точки зрения, жизнь существует только в изменчивых формах, и пока существует жизнь, возможна свобода. Высшая цель Севеpных мистерий - создание свободных, независимых и самодостаточных личностей и наpодов.

         (Из статьи Эдреда Торсона  "Три великих ветви Северного Пути")
Записан

Iden

  • Старожил
  • ****
  • Репутация: +132/-0
  • Вес голоса: 13
  • Iden has no influence.
  • Сообщений: 360
Re: Поклонение скандинавским богам.
« Ответ #23 : 11 Апрель 2017, 02:00:27 »

                             Дни недели в Северной традиции

Ниже представлена таблица с названиями дней недели в различных европейских языках. Задумывались ли Вы когда-нибудь о связи названий дней недели со скандинавской религией? Оказывается, связь есть.



Воскресенье. В европейских странах это первый день недели. Как и в дохристианской Руси, кстати. Так вот, в любом выше представленном языке название этого дня недели можно перевести как «день Солнца» (то есть Соль).

Понедельник — день Луны — Мани (по аналогии с воскресеньем).

Вторник — день Тюра, бога войны.

Среда — день Одина (Вотана), однако в финском и немецком языках эти слова имеют иные значения. В немецком языке — «средний день» (Mitte — середина). В финском , также как и в немецком, keski — середина, viikko — неделя, ну а Keskiviikko, соответственно, — средний день.

Четверг — день Тора (Донара в немецком и голландском языках).

Пятница — день Фрейи, во всех вышеперечисленных языках, хотя название можно также перевести как «свободный день».

С субботой дело обстоит по-другому. Дело в том, что суббота в английском м голландском языках — день Сатурна, а Сатурн, как известно, бог римского, а не скандинавского пантеона. В немецком языке суббота — вечер, или канун дня Солнца. В датском, норвежском, шведском и финском языках название дня недели можно перевести как «свободный (или банный) день».

          (V.Nordrum "Дни недели в Северной традиции")
Записан
 

Фазы Луны на RedDay.ru (Москва)

Yandex.Metrika