Черная магия и Руны

  • 22 Октябрь 2017, 09:36:00
  • Добро пожаловать, Гость
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Приглашаются желающие обучиться гаданию и магической диагностике на картах Таро: Теней, Райдера-Уэйта, Кроули. Подробная информация здесь: http://chernayamagiya.com/forum/index.php/board,48.0.html

Автор Тема: Лилит  (Прочитано 1805 раз)

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Лилит
« : 06 Март 2016, 23:21:52 »

Лилит в традициях сирийских христиан Курдистана и иранского Азербайджана
Автор А. К. Лявданский

Образу демоницы Лилит посвящены многочисленные исследования, в которых рассматривается генезис этого персонажа [Hurwitz 2004; Trattner 2014], его роль в отдельных традициях [MüllerKessler 2001; Каспина 2014] и в отдельных источниках [Fröhlich
2010]. Имеются также обобщающие исследования, в которых прослеживается трансформация облика Лилит от традиции к традиции [Scholem 1972; Hurwitz 2004]. Несомненно, наиболее богатый материал о Лилит содержится в еврейских источниках, таких как Талмуд, Алфавит Бен Сиры, Книга Зогар и многочисленные амулеты, в которых упоминается демоница. Именно они, как правило, оказываются в центре дискуссии о Лилит и ее мифологии. В литературе редко ставится вопрос о географии распространения мифологии, связанной с Лилит. Между тем историко-географическая постановка вопроса может раскрыть интересные аспекты развития представлений об этом демоническом персонаже, в частности, позволит понять пути формирования локальных традиций. Как было показано в ряде работ [Gaster 1900; Fauth 1999; Агапкина, Топорков 2013],
Лилит является одним из главных героев популярного сюжета о встрече персонажа-защитника с демоницей, получившего название «Сисиниева легенда» (далее – СЛ). География СЛ весьма широка: помимо еврейско-арамейских текстов из Ирака, она зафиксирована в источниках, созданных в Иране, Турции, Армении, Греции, Палестине, Египте, Эфиопии, на Балканах и в России. От традиции к традиции меняются имена и некоторые характеристики персонажей, но ядро сюжета остается неизменным. В ряде случаев удается проследить пути заимствования этого сюжета, но многое еще остается неясным.
Мифология Лилит разнообразна и не ограничивается сюжетом СЛ, однако можно с уверенностью сказать, что СЛ является в ней одним из важнейших сюжетов. В данной статье рассматривается одна из локальных традиций, связанных с Лилит, – традиция сирийских христиан Курдистана и Иранского Азербайджана. Демоница представлена здесь в двух типах источников. Во-первых, это сборники сирийских заговоров и амулеты в виде свитков. Во-вторых, это устные тексты, записанные лингвистами от информантов – носителей северовосточных новоарамейских диалектов. Функции и черты Лилит в этих двух типах источников в чем-то сходны, а в чем-то различны. В сирийских письменных заговорах  Лилит  выступает как одна из манифестаций широко распространенного «женского» демона со своими специфическими функциями (приносит вред беременным, роженицам и новорожденным). В частности, имя  Лилит  вместе с ее древним эпитетом «душительница детей» зафиксировано в заговоре Мар Авдишо, представляющем собой вариант Сисиниевой легенды. Записи устных текстов дают более разнообразный материал. В одних
текстах, близких к жанру волшебной сказки, Лилит вполне узнаваема как пожирательница детей. В записях устных текстов, относящихся к героическому эпосу, Лилит играет роль демонического врага, подобного дракону в сказаниях о св. Георгии или чудовищам русских былин.
География мифа о Лилит
Авторы обзорных работ о Лилит редко задаются вопросом о локализации тех или иных традиций, связанных с этим персонажем. То, что прародиной Лилит является Месопотамия,
уже давно стало общим местом в литературе. Принято считать, что прообразами Лилит в еврейских и арамейских источниках являются члены триады или семьи демонических персонажей Lilû, Lilītu и Ardat-lilî, упоминающиеся вместе или по отдельности в шумерских и аккадских источниках II–I тыс. до н.э. [Trattner  2014; Farber 1987–1990]. Также считается, что Лилит переняла основные черты и функции месопотамской Ламашту [Trattner 2014: 110–111]. Разнообразные еврейские источники далеко не всегда можно ясно локализовать. Если все же попытаться проследить географию еврейских мифов о Лилит, то оказывается, что с большей или меньшей убедительностью главные тексты, связанные с этим персонажем, также можно локализовать в Месопотамии. Речь идет прежде всего об арамейских текстах V–VII вв. н.э., сохранившихся преимущественно на глиняных чашах, иногда на металлических амулетах. Наиболее известными местами находок этих чаш являются Ниппур, район Багдада и некоторые другие местности в Ираке. Именно в этих текстах мы впервые встречаем оформившийся миф о Лилит как о демоне – убийце
детей и демоне-суккубе или инкубе [Müller-Kessler 2001; Hurwitz 2004: 106–122]. Дело в том, что в более ранних еврейских текстах, таких как Библия и кумранские рукописи, Лилит удостоилась лишь кратких упоминаний, на основании которых трудно говорить о сколько-нибудь определенном образе демонического персонажа. Приблизительно одновременно с текстами на чашах был создан Вавилонский Талмуд, в котором сообщения о Лилит отрывочны, но все же могут рассматриваться как отголоски представлений о Лилит, зафиксированных на глиняных чашах, найденных в Вавилонии. Для современного восприятия Лилит, а также для образа Лилит в Средние века и в Новое время важнейшим источником
можно считать «Алфавит Бен Сиры», созданный не позднее X в. н.э.5 Именно в этом сочинении впервые сообщается о том, что Лилит была первой женой Адама. Кроме того, в «Алфави-те Бен Сиры» приводится, возможно, самое раннее свидетельство о бытовании амулетов против Лилит, включающих сюжет Сисиниевой легенды. О времени и месте написания этого сочинения высказывались разные точки зрения, но большинство авторов полагают, что оно было создано на Ближнем Востоке, например, в Ираке или Иране, в период между VIII и X вв. Согласно израильскому исследователю Эли Яссифу, автору наи-
более авторитетного исследования «Алфавита Бен Сиры», эта книга создана в IX–X вв. в Ираке в эпоху так наз. гаонов – раввинистических лидеров, продолжавших традицию талмудических учителей Вавилонии [Yassif 1984]. Конечно, еврейские традиции, связанные с Лилит, не ограничиваются Ираком. Например, другой важный источник преданий о ней, Книга Зогар, создан, по-видимому, в Испании не позже XIII в. [Green 1984]. Множество амулетов с упоминанием Лилит известны как у евреев-ашкеназов [Каспина 2014],
так и у евреев-сефардов [Sabar 2002].
Записан

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Re: Лилит
« Ответ #1 : 06 Март 2016, 23:31:35 »

Однако с определенной степенью убедительности можно проследить локальную преемственность традиций, связанных с Лилит, в Месопотамии (Ираке), начиная с прообразов этого демонического персонажа в шумеро-аккадских источниках II–I тыс. до н.э. вплоть до Алфавита бен Сиры IX–X в.

Лилит в традициях сирийских христиан
Фольклорные традиции сирийских христиан (ассирийцев) относительно мало изучены. Отчасти это связано с тем, что американские миссионеры, которые в XIX в. работали среди ассирийцев на Ближнем Востоке, считали эти традиции опасными суевериями, которые необходимо искоренять. Когда же началась эпоха научной фольклористики и этнографии, большинство сирийских христиан покинули места автохтонного проживания в Ираке, Иране и Турции и переместились в Россию и в развитые страны Европы и Америки. Однако, благодаря исследованиям полевых лингвистов, имеются записи некоторых фольклорных
текстов: обрядовой поэзии [Lamassu 2009], эпических традиций о богатыре Катыне [Khan 2008; Lamassu 2014], сказок [Церетели 1965; Khan 2008; Talay 2009]. Кроме того, в музеях и частных собраниях имеется большое количество заговорно-заклинательных текстов, представленных сборниками заговоров в виде книг и амулетами в виде свитков. Для данной работы актуальными являются заговорно-заклинательные рукописи, а также записи устных текстов, в которых обнаруживаются упоминания Лилит и повествования о ней (в произношении ассирийцев обычно Лелита, Leliṯa).

1. Заговорные сборники и амулеты
Заговорно-заклинательная традиция сирийских христиан, историческая родина которых расположена в Курдистане (Юго-Восточная Турция, Северный Ирак) и в соседнем с ним Иранском Азербайджане, представлена фактически одним типом письменных памятников. Это сборники заговоров в виде книжек малого формата и небольшие амулеты в виде
свитков. Эти два подтипа источников можно считать единой традицией, поскольку типы текстов в сборниках и на амулетах одни и те же. Лилит упоминается в нескольких текстах, входящих в сборники сирийских заговоров. Наиболее важный из них – «Заклятие Мар Авдишо» – представляет собой сюжетный вариант Сисиниевой легенды. Рубрики, или заголовки, которыми снабжен этот текст в сборниках, могут незначительно варьировать. Довольно часто в заголовке присутствует одно из имен демоницы, опасной для женщин и детей, – Тебˁа, имеющее арабское происхождение [Нуруллина 2012; Лявданский
2013]. В заголовках этого заговора никогда не встречается имя Лилит, однако оно включено в оба списка имен демоницы, которые она открывает святому Авдишо. Важно отметить, что
в обоих списках – коротком (четыре имени) и длинном (двенадцать имен) – Лилит занимает, как правило, финальную позицию; кроме того, Лилит  – единственное имя, которое повторяется в обоих списках, а также только это имя снабжено особой ремаркой «душительница детей». Все это говорит о том, что Лилит занимает исключительное положение среди всех имен демоницы в заговоре Мар Авдишо. То, что Лилит не встречается в заголовках заговора «Мар Авдишо», свидетельствует о хорошо известном феномене замещения имени мифического персонажа под влиянием соседних традиций1: вместо
Лилит в заголовках появляется демоница Тебˁа, популярная в арабских заговорах, в частности, в арабских версиях Сисиниевой легенды [Winkler 1931]

Заговор Мар Авдишо от демона Тебˁа из сборника загово-
ров КНЦ 4, 1735 г.12
Заклятие Авдишо, отшельника, против демона Тебˁа
(преследующего) женщин и детей.
Именем Отца, Сына и Святого Духа: молитва, обраще-
ние, просьба и мольба Авдишо, Божьего анахорета и от-
шельника, того, кто жил на дикой безлюдной горе сре-
ди бессловесных [животных] сорок лет. В пятницу, день
страдания Господа нашего и Спасителя нашего Иисуса
Христа, в девять часов ему явился злой дух в образе от-
вратительной женщины, уродливой видом. Она позвала
его по имени: «Авдишо!» В ответ он спросил ее: «Кто
ты?» На что она ответила ему: «Я женщина, пришла,
чтобы стать тебе женой13». Тогда сказал ей святой Авди-
шо: «Ты не вправе являть свою силу до тех пор, пока не
скажешь мне по правде, как твое имя и чем ты занима-
ешься». Тогда она сказала ему: «Первое мое имя – Ми-
дох, второе – ˁDYLTˀ, третье – MBˁLTˀ, четвертое – Ли-
лита и Мать-Душительница Детей – (так) зовут меня».
В ответ святой громко сказал ей:
«По велению всех друзей Сына: ты не вправе являть
свою силу и мощь и (оказывать) воздействие на раба и
рабыню Бога, носителей этих письмен и этих строк. За-
клинаю тебя Тем, кого боятся ангелы, люди и проклятые
мятежные демоны: если есть у тебя другие имена, открой,
выдай их мне, ничего от меня не скрывая!» – «Я открою
тебе, – говорит она ему, – что есть у меня и другие имена –
(их) двенадцать – и ко всякому, кто напишет их и повесит
их на себя (в виде амулета), я не войду в дом, (не приду) к
его сыновьям и дочерям, и (не трону) ничего, что у них
есть и что у них будет. Первое мое имя GLWS, второе –ˀRPWS, третье – MRSBRN, четвертое – LMBRWS, пя-
тое – MRṬWS, шестое – SMYWS, седьмое – DWMWS,
восьмое – DYRBˀ, девятое – ˀPYṬWN, десятое – PGWGˀ,
одиннадцатое – Зардох, а двенадцатое – Лилита». Тогда
святой Авдишо связал ее и заклял именем Отца, Сына и
Св. Духа: «Именем Эммануила, что переводится как “с
нами Бог”, именем Того, кто создал Адама из пыли, м ы
с в я з ы в а е м, з а к л и н а е м, и з г о н я е м, о т в е р -
гаем и отталкиваем14 проклятых и мятежных
демонов; тяжелые сны, пугающие видения, страшные и
отвратительные образы, содрогание, заботу, тревогу, бес-
покойство и плач; Лилиту, Мальвиту, Зардох, KPWS и
злого демона15; чары, узы, узелки и колдовство; все неду-
ги, казни, боли и болезни – скрытые и явные – о т  т е л а ,
д у ш и и  ч л е н о в  н о с и т е л я  э т и х  п и с ь м е н, от
его сыновей и дочерей и от всего, что у него есть и что у
него будет, аминь. Именем Гавриила, Михаила, Харшаи-
ла, SGWDˀYL, ṢṢMˀYL, RWPˀYL, PTYˀYL, MHLLˀYL
и Нухраила. Вы, о святые ангелы, что храните плод во
чревах их матерей, охраняйте потомство тех, кто носит
это заклинание, – теперь и всегда и во веки веков, аминь,
непрестанно, аминь, аминь.
Записан

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Re: Лилит
« Ответ #2 : 17 Октябрь 2016, 15:02:21 »

В сюжете заговора Марии Блаженной, приводимого ниже,
демон, от которого Мария просит Иисуса защитить женщин,
обнаруживает две главные черты Лилит, известные из древних
арамейских источников: эта демоница губит новорожденных
(«…матери, чьи дети были задушены этим проклятым мятежным
демоном-искусителем…»); она вступает в сексуальную связь как с
мужчинами, так и с женщинами («(являясь) к мужчинам, (прини-
мает облик) женщин, (являясь) к женщинам – (облик) мужчин»).

(2) Заговор-молитва Марии Блаженной от всякой боли и бо-
лезни из сборника заговоров КНЦ 4, 1735 г.
Заклятие Марии Блаженной от всякой боли и болезни.
Молитва и обращение Госпожи Марии Блаженной, ро-
дившей Помазанника, Господа нашего, нашего воскре-
сителя и спасителя, Иисуса Христа, с которой она взмо-
лилась и обратилась к Господу нашему Иисусу Христу.
Когда она спускалась с горы Эден, из Райского Сада, она
пришла в город Иерусалим. Когда Господь наш входил
(туда)16, донесся голос детей и малышей, которые плакали
и кричали: «Осанна в вышних! Осанна сыну Давида! Да
будет тот, что пришел, благословен именем Господа! Осан-
на в вышних!»17, – все собравшиеся несли ветки деревьев
и взывали к Господу нашему, ехавшему на необъезженном
ослёнке и превозносимому толпой, выстилая перед ним
полы своих одежд18. Увидев Марию, свою мать, он спросил
ее: «Откуда ты идешь, Мария, мать моя?» А она ответила
ему: «О, мой господин, мой сын и надежда моя, я пришла
из Эденского сада, чтобы обратиться к тебе с просьбой».
Господь наш сказал ей: «Я сделаю то, о чем ты попросишь,
и даже больше того». Тогда попросила (его) госпожа Ма-
рия: «О, господин! (Прошу) за больных – пусть они ис-
целятся, о несчастных и недомогающих – пусть получат
облегчение и излечатся от своих болезней! И еще: о, мой
господин, сын мой и надежда моя, (прошу) за бесплод-
ных женщин – пусть, о Господи, они зачнут, а роженицы
– пусть рожают без боли, и матери, чьи дети были задуше-
ны этим проклятым мятежным демоном-искусителем, ко-
торый меняет облик: (являясь) к мужчинам, (принимает облик) женщин, (являясь) к женщинам – (облик) мужчин,
и когда он хочет навредить, уподобляется обликом отвра-
тительной женщине, порочной на вид, и вредит плоду, ко-
торый в животе, и склоняет колеблющиеся умы к своему
злу19, заставляя их поверить, что он помогает им. Они20 на-
зывают его многими именами: одни – мать-душительница
детей, другие – Лилита, третьи  – MBLTˀ, четвертые –
MBˁLTˀ, пятые – Мидох, а шестые – Зардох21; теперь же
внемли, о господин, молитве родившей Тебя: удержи и
прогони этого демона, чтобы он больше не приближал-
ся к Твоим рабам и рабыням, носителям этих письмен.
Прошу Тебя, господин, чтобы везде и повсюду, где будет
упомянуто Твое святое имя и мое имя – той, что родила
Тебя, – злые люди (?) удалялись и не подпускались к ним22,
чтобы больные исцелялись, бесплодные зачинали, а роже-
ницы рожали без боли благодаря Твоей помощи; чтобы
всякий человек, в отношении которого использовались
вредоносные практики23, стоит произнести эту молитву и
повесить ее на него (в виде амулета)24, как он освободится
от колдовских уз, а письмена злых демонов, написанные
на нем, будут с него стерты по Твоему мановению, и Ты
укрепишь его тело, душу и члены, так что ни в нем, ни даже
перед его глазами, не будет ничего дурного – силой Твоего
имени25 – великого и внушающего трепет, и силой Твоегоотца, которая сокрыта в Тебе, и силой Святого Духа, ко-
торый живет в Тебе, и силами херувимов и серафимов,
и всеми теми небесными силами, которые несут и под-
держивают собою божественное присутствие, и молит-
вами пророков, апостолов, мучеников и исповедников,
во веки веков, аминь». Пусть молитва родившей Тебя,
Господь Иисус Христос, пребывает перед Тобой, аминь,
и перед троном Твоего величия! Именем той силы, что
сошла на родившую Тебя, и она зачала и родила Твою
человеческую ипостась без соития, освети народы и лю-
дей! Так26 были благословлены народ и народы, и тем же
благословением пусть будут благословлены Твои рабы и
рабыни, носители этих строк, истинно так, аминь. Пусть
затуманятся взоры злых демонов, и они не увидят27 их,
пусть их руки и ноги окажутся скованы цепями, чтобы
они не приблизились к ним никоим образом, отныне и
во веки веков, аминь.

2. Лилит в устных текстах из Курдистана (Барвар)
Материал, обсуждаемый в этом разделе, стал доступен благо-
даря работе британского лингвиста Джеффри Хана, который
сделал записи северо-восточного новоарамейского диалекта
Барвар в 2002–2007 гг. от информантов, живущих в Европе,
Северной Америке и Австралии28. Систематические полевые
исследования северо-восточных новоарамейских диалектов, на
которых говорят христиане и евреи в Курдистане и Иранском
Азербайджане, начались около 30 лет назад, и уже накоплен до-
вольно значительный материал, однако среди имеющихся из-
даний полевых текстов именно описание диалекта Барвар пред-
ставляет особый интерес, поскольку в нем имеется несколько
уникальных повествовательных текстов о Лилит/Лелите. Пре-
жде всего это тексты, в которых Лелита является главным персо-
нажем (А18, А19, А50, А5129), а также тексты, где она появляется
в одном из эпизодов повествования (А31) или лишь упоминает-
ся (А32). Два текста из перечисленных (А50 и А51) будут рассмо-
трены отдельно, поскольку они предположительно являются
частью эпического цикла о богатыре Катыне.

2.1. Отдельные повествования и эпизоды
с участием Лелиты
Представленные здесь тексты никак сюжетно между собой не
связаны, общим для них является главным образом то, что в
них присутствует демонический персонаж Лелита. В каждом из
повествований этот персонаж проявляет характерные для него
черты, известные из других источников и традиций. Мы не ста-
вим своей задачей подробный анализ сюжетной типологии этих
текстов. Для целей данной работы достаточно отметить наибо-
лее важные характеристики Лилит как персонажа, проявляю-
щиеся в этих текстах. Тексты даются в кратком пересказе.
(3) A18. «Лелита-младенец». Информант: Хошебо Одишо,
деревня Эн-Нуне [Khan 2008: 1646–1653].
У царя есть четыре сына, они просят родителей родить
им сестренку. Рождается девочка. Каждую ночь («в три часа утра») она встает и съедает ребенка в деревне («она
встает в колыбели, развязывает пеленки и идет в дерев-
ню»). Однажды младший сын царя просыпается ночью,
видит, что происходит с сестрой, и понимает, что это
она ест детей. Рассказчик идентифицирует ее как Лели-
ту, о которой вообще известно, что она ест детей. Маль-
чик сообщает о своих догадках царю, но тот не верит.
Младший сын уезжает жить в другое место, заводит там
семью. Между тем Лелита съедает всех детей в деревне, а
затем и всю семью царя30. Через несколько лет младший
сын царя отправляется на родину. Жене он дает коль-
цо («если оно поменяет цвет, отправляй ко мне львов, я
в опасности»), а жена ему дает два зерна («если с тобой
случится беда, положи эти семена в землю, из них выра-
стут два тополя, ты залезешь на один из них и спасешь-
ся»). Он приезжает в опустевшую деревню и стучится
в дверь к сестре. Лелита съедает по очереди ноги его ло-
шади, затем пытается съесть и его. Юноша обманывает
Лелиту, подставив ей вместо ног штаны, наполненные
золой. Увидев, что кольцо потемнело, жена отправляет
к нему львов. Он бросает семена в землю, из них вырас-
тают тополя, он забирается на один из них. Подоспева-
ют львы, он им приказывает съесть Лелиту, но оставить
от нее ноготок («он еще любил ее»). По дороге домой
ноготок начинает поедать героя, превращаясь то в пти-
цу, то в червя. Львы лижут тело юноши и помогают из-
бавиться от остатков Лелиты. Герой благополучно до-
бирается домой.

Возможно, что сюжет этого текста в его исходном варианте
не включал Лелиту – пожирательницу детей. Об этом говорит
то, что в другом варианте этого сюжета, записанном К.Г. Цере-
тели от носителей урмийского диалекта31, сестра-младенец ока-
зывается вампиром, который губит лошадей, и не опознается
рассказчиком как Лелита. Кроме того, не во всех эпизодах рас-
сказа A18, где Лелита проявляет свои губительные свойства, она
поедает именно детей.
(4) А19. «Лелита из Чала». Информант: Давид Адам, деревня
Дуре [Khan 2008: 1654–1655].
Лелита приезжает в гости к мельнику и представляется
женой аги32 из Чала. Невестка мельника заподозрила
неладное, заметив, что у той звериные когти на руках.
Ночью Лелита усыпляет хозяйку дома, крадет сына не-
вестки и уносит его, чтобы съесть. Невестка разжигает
костер внутри дома и бросает в него железные прутья
от мельницы. Когда приходит Лелита, невестка втыкает
в  нее железные прутья. Поскольку Лелита вся из жира
и  масла, масло течет. Лелита лезет на крышу, пытается
пролезть вниз через отверстие, но застревает в нем. Не-
вестка убивает Лелиту, а затем находит своего сына, ко-
торого Лелита не успела тронуть.
В этом тексте, помимо привычной функции Лилит как по-
жирательницы младенцев, стоит отметить, что рассказчик под-
черкивает ее скрытое обличье, приближающее ее к персонажу-
оборотню. Заметим, что и в предыдущем рассказе Лилит высту-
пает как оборотень, днем скрываясь под личиной младенца, а
ночью пожирая детей.
(5) А31. «Пещера великана». Информант: Авико Сулака,
деревня Эн-Нуне [Khan 2008: 1796–1799].
Некто по имени Харапша во время охоты остается в пе-
щере заночевать. В пещеру приходит великан и собирает-
ся его съесть. Харапша предлагает ему в жертву козу, но
это не помогает: великан все равно собирается его съесть.
Однако, съев козу, великан засыпает с открытым гла-
зом33. Харапше удается выбраться, выстрелив великану
в голову. Затем он приводит в пещеру жителей деревни,
и они обнаруживают, что великан мертв. На похороны
великана собираются семь пар его сестер и Лелита.
В тексте «Пещера великана» Лелита появляется лишь как
родственник одного из главных героев – людоеда, живущего в
пещере. Некоторые другие тексты показывают, что в обсужда-
емой традиции эти два персонажа связаны не только родством,
но и некоторыми общими мотивами, в частности, мотивом
«второго удара»34, а также тем, что в большинстве текстов ме-
стопребыванием Лелиты является пещера (А50, А51).
(6) А32. «Лис и мельник». Информант: Авико Сулака, де-
ревня Эн-Нуне [Khan 2008: 1800–1807].
Этот текст является одним из восточных вариантов сказ-
ки, известной в Европе в переложениях Д. Страпаролы35 и Ш.
Перро («Кот в сапогах»)36. Как и в большинстве восточных вариантов этого сюжета, на месте привычного для европей-
цев кота – лиса, присутствовавшая, по мнению некоторых ис-
следователей, в первоначальном варианте этой сказки; кроме
того, отдельные элементы сюжета отсутствуют в европейских
вариантах, например, притворная болезнь животного-помощ-
ника [Kaplanoglu 1999].
Эпизод с Лелитой занимает место эпизода с людоедом,
замком которого овладевает кот в обработке Перро37.
Роль замка выполняет пещера Лелиты, наполненная
сокровищами. Лис38 отправляется к Лелите после того,
как убеждает отца невесты, что стадо овец, стадо быков
и коров и стадо верблюдов принадлежат мельнику, ко-
торому лис придумывает новое имя – Адждын. Придя
к Лелите, лис выманивает ее из пещеры следующими
словами: «У царя сын болен проказой. Они хотят сме-
шать твою и мою кровь и вылечить этой кровью сына.
Я  пришел к тебе сказать, чтобы ты спряталась». Лис
прячет Лелиту в куче листьев и поджигает ее со всех
сторон. Таким образом он сжигает и убивает Лелиту.
В пещере Лелиты он находит разнообразные золотые
приборы. Во время свадебного пира лис дарит эти при-
боры гостям («Кто ел ложкой, ножом, из сосуда или из
чаши, каждый может забрать это себе»).
В кратком эпизоде с Лелитой не проявляются никакие ее
специфические черты как демона с определенной функци-
ей. Отметим лишь, что Лелита обретается в пещере – в своем
обычном месте обитания в рамках этой устной традиции39.
Также существенно и то, что в других вариантах сюжета о жи-
вотном-помощнике в этом эпизоде присутствует демониче-
ский персонаж40.
Записан

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Re: Лилит
« Ответ #3 : 17 Октябрь 2016, 15:07:16 »

Заключение
При всей фрагментарности имеющегося материала можно с уве-
ренностью утверждать, что Лилит/Лелита достаточно прочно
укоренена в фольклорных традициях сирийских христиан Кур-
дистана и Иранского Азербайджана. Поскольку эти регионы
непосредственно примыкают к области распространения древ-
нейших представлений, связанных с Лилит, есть основания по-
лагать, что данная традиция в этих местностях не прерывалась
на протяжении около четырех тысяч лет.
До недавнего времени Лилит была известна только по пись-
менным источникам, в частности, по сирийскому заговору,
включающему сюжет Сисиниевой легенды (текст 1). Полевые
тексты, записанные около десяти лет назад, показывают, что
одна из самых существенных черт Лилит как персонажа Сиси-
ниевой легенды – ее свойство губить детей – находит подтверж-
дение в устной традиции (тексты 3 и 4). Текст (5) демонстрирует
принадлежность Лилит к «семье» демонических персонажей,
известных информантам из области Барвар в Северном Ираке.
Образ Лелиты в эпическом цикле о богатыре Катыне существен-
но иной: нет никаких указаний на то, что Лелита, иногда высту-
пающая под именем Шидда, пожирает детей или действует как
демон-суккуб или инкуб53. Однако нет никаких сомнений, что
для информантов Лелита в сказках (тексты 3 и 6) и в эпизодах
борьбы с Катыне (тексты 7 и 8) – один и тот же персонаж, что
подтверждается ее неизменным атрибутом – пребыванием в пе-
щере. Возможно, сюжеты эпизодов эпического цикла о Катыне
являются заимствованными из курдско-персидской традиции,
в которой роль демонического врага выполняют, как правило,
дэвы, мужские демоны. По-видимому, на этапе адаптации этих
повествований и включения их в цикл Катыне произошла за-
мена: чужеродный демонический персонаж дэв был вытеснен
демоницей Лилит, хорошо известной из народных традиций,
частично отраженных в текстах заговорно-заклинательных
сборников на классическом сирийском языке. В то же время мы
видим, что в некоторых вариантах традиции Лилит вытесняет-
ся другими наименованиями демонов, например, арабским тер-
мином Тебˁа или новоарамейским Шидда.
Исследование устной традиции ассирийцев Курдистана и
Иранского Азербайджана фактически началось лишь недавно.
Новые записи лингвистов и этнографов, а также более глубокий
анализ уже записанных текстов должны помочь найти ответы
на вопросы, поставленные в этой работе.

Сокращения
КНЦ – Центральная научная библиотека Казанского научного центра РАН
КрК – Кодекс из частной коллекции в Краснодаре
КрС – Свиток из частной коллекции в Краснодаре
СЛ – Сисиниева Легенда
Cod C – Кодекс С по изданию [Gollancz 1912]
H – Houghton Library, Cambridge MA, USA
Mat – Матенадаран, Ереван


Литература
Агапкина, Топорков 2013 – Агапкина Т.А., Топорков А.Л. Сисиниева мо-
литва от трясовиц и древнерусские индексы ложных книг // Запретное
/ допускаемое / предписанное в фольклоре / Ред.-сост. Е.Н. Дувакин,
Ю.Н. Наумова (Серия «Традиция–текст–фольклор: типология и се-
миотика». Отв. ред. С.Ю. Неклюдов). М., 2013.
Каспина 2014 – Каспина М. Заговоры от Лилит на ашкеназских амулетах
для роженицы и младенца (XVIII–XX вв.) // Круг жизни в славянской
и еврейской культурной традиции. Cборник статей. М., 2014.
Лявданский 2013 – Лявданский А.К. Об одном из имен «душительницы
детей» в сирийских заговорах // Иудаика и библеистика: Материалы
второй ежегодной конференции по иудаике и востоковедению / Отв.
ред. К.А. Битнер и Л.А. Лукинцова. СПб., 2013. Матвеев 1974 – Матвеев К.П. (Бар-Маттай). Истребитель колючек.
Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев. М., 1974.
Нуруллина 2012 – Нуруллина А.С. Сирийские заклинания как продол-
жение арамейской заклинательной традиции поздней античности:
исследование на материале рукописи ЦНБ КНЦ РАН 4. Дипломная
работа. РГГУ. М., 2012.
СД 2 – Славянские древности / Этнолингвистический словарь под общ.
ред. Н. И. Толстого. М., 1999. Т. 2.
Церетели 1965 – Церетели К.Г. Материалы по арамейской диалектологии.
Тбилиси, 1965. Т. 1. Урмийский диалект. 
Arakelova 2006 – Arakelova V. Spirit Possession. The Caucasus, Central Asia,
Iran, and Afghanistan // Encyclopedia of Women & Islamic Cultures / Ed.
by S. Joseph. Leiden, Boston, 2006. Vol. III. Family, Body, Sexuality and
Health.
Blair 2009 – Blair J. M. De-demonising the Old Testament: An Investigation of Azazel,
Lilith, Deber, Qeteb and Reshef in the Hebrew Bible. Tübingen, 2009.
Daniel 1961 – Daniel W. Qatine Gabbara. 1. San Jose: Literary Committee of
Assyrian Youth, 1961 [на новоарамейском языке].
Daniel 1974 – Daniel W. Qatine Gabbara Gaw Karma Elqushnayta. Part One. 2.
Chicago, Self-Published, 1974 [на новоарамейском языке].
Daniel 1983 – Daniel W. Qatine Gabbara Gaw Karma Elqushnayta. Part Two. 3.
Chicago, Self-Published, 1983 [на новоарамейском языке].
Donabed 2007 – Donabed S. The Assyrian Heroic Epic of Qatine Gabbara: A
Modern Poem in the Ancient Bardic Tradition // Folklore. 2007. Vol. 118.
Eberhard, Boratav 1953 – Eberhard W., Boratav P. N. Typen türkischer Volksmärchen.
Wiesbaden, 1953.
Farber 1987–1990 – Farber W. Lilû, Lilītu, Ardat–lilî. A. Philologisch // Reallexikon
der Assyriologie. Bd. 7. Berlin, New York, 1987–1990.
Fauth 1999 – Fauth W. Der Christliche Reiterheilige des Sisinnios-Typs im Kampf
gegen eine vielnamige Dämonin // Vigiliae Christianae. 1999. Vol. 53.
Fröhlich 2010 – Fröhlich I. Theology and Demonology in Qumran Texts // Henoch.
2010. Vol. 32. № 1.
Gaster 1900 – Gaster M. Two thousand years of a charm against the child-stealing
witch // Folklore. 1900. Vol. 11. № 2.
Gewargis Ashitha, Khoshaba Kasrayta 1998 – Gewargis Ashitha O.M., Khoshaba
Kasrayta S.Y. Spring of Tunes. Rawah. Baghdad, 1998 [на новоарамейском
языке].
Gollancz 1912 – Gollancz H. The Book of Protection, Being a Collection of Syriac
Charms, Now Edited for the First Time from Syriac mss. London, 1912.
Green 1984 – Green A. The Zohar: Jewish Mysticism in Medieval Spain // Introduction
to the medieval mystics of Europe / Ed. by P. E. Szarmach. New
York, 1984.
Hurwitz 1999 – Hurwitz S. Lilith the First Eve: Historical and Psychological Aspects
of the Dark Feminine. Einsiedeln, 1999.
Hurwitz 2004 – Hurwitz S. Lilith. Die erste Eva: Eine historische und psychologische
Studie über dunkle Aspekte des Weiblichen. Einsiedeln, 2004.
Kaplanoglou 1999 – Kaplanoglou M. AT 545B “Puss in Boots” and “The FoxMatchmaker”:
From the Central Asian to the European Tradition // Folklore.
1999. Vol. 110. № 12.
Khan 2008 – Khan G. The Neo-Aramaic Dialect of Barwar. Leiden, 2008.
Lamassu 2009 – Lamassu N. The Female Voice in Rāwe: The Strive for Gender
Equality. Journal of Assyrian Academic Studies. 2009. Vol. 23. № 2.
Lamassu 2014 – Lamassu N. Gilgamesh’s Plant of Rejuvenation and Qātīne’s
Sīsīsāmbur // Melammu: The Ancient World in an Age of Globalization /
Ed. by M. J. Geller. Berlin, 2014.
Lyavdansky 2011 – Lyavdansky A. Syriac Charms in Near Eastern Context:
Tracing the Origin of Formulas // Oral Charms in Structural and Comparative
Light. Proceedings of the Conference of the International Society for
Folk Narrative Research’s (ISFNR) Committee on Charms, Charmers and
Charming, 27–29th October 2011. Moscow, 2011.
Meier 1992 – Meier F. Orientalische belege für das motiv ‘nur einmal zuschlagen’ // Meier
F. Bausteine. Ausgewählte Aufsätze zur Islamwissenschaft. Stuttgart, 1992. Bd. I.
Müller-Kessler 2001 – Müller-Kessler C. Lilit(s) in der aramäisch-magischen Literatur
der Spätantike. Teil I: Wüstenbeherrscherin, Baum-Lilit und Kindesräuberin
// Altorientalische Forschungen. 2001. Bd. 28. № 2.
Sabar 2002 – Sabar Sh. Childbirth and Magic: Jewish Folklore and Material
Culture // Cultures of the Jews / Ed. be David Biale. New York, 2002.
Scholem 1972 – Scholem G. Lilith // Encyclopaedia Judaica. Jerusalem, 1972. Vol. XI.
Stern, Mirsky 1990 – Rabbinic Fantasies: Imaginative Narratives from Classical
Hebrew Literature / Ed. by D. Stern and M. Mirsky. Yale, 1990.
Talay 2009 – Talay Sh. Neuaramäische Texte in den Dialekten der Khabur-Assyrer
in Nordostsyrien. Wiesbaden, 2009.
Trattner 2014 – Trattner K. Von Lamaštu zu Lilith. Personifikationen des weiblichen
Bösen in der mesopotamischen und jüdischen Mythologie // Disputatio
Philosophica. 2014. Vol. 16.
Winkler 1931 – Winkler H.A. Salomo und die Karina: eine orientalistische Legende
von der Bezwingung einer Kindbettdämonin durch einen heiligen
Helden. Stuttgart, 1931.
Yassif 1984 – Yassif E. The Tales of Ben Sira in the Middle Ages. Jerusalem, 1984.
[на иврите]
Записан

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Re: Лилит
« Ответ #4 : 19 Октябрь 2016, 14:43:08 »

Первый печатный источник, с которого начинается рас-
цвет традиции европейских еврейских амулетов и магических
средств от Лилит, – это книга ангела Разиэля, впервые опубли-
кованная в Амстердаме в 1701 г. Она восходит к более ранним
памятникам еврейской магии, но только с начала XVIII в., по-
сле выхода первого издания в свет, количество переизданий и
рукописных копий этого текста резко возросло. В книге Разиэля
под изображением ангелов, защищающих младенца от Лилит,
помещен текст заговора:

Заклинаю тебя, Первая Ева, именем твоего Создателя и
именами трех ангелов, которых твой Создатель послал за
тобой на морские острова и которым ты поклялась там,
что не будешь причинять вред, если найдешь их имена, ни
ты, ни твои приспешники и прислужники. И что ты оста-
вишь в покое тех, кто носит их имена с собой. И их имена-
ми и этими изображениями и надписями я заклинаю тебя
и твоих приспешников и прислужников не причинять
вред в родах женщине имярек и рожденному ею младенцу,
ни днем, ни ночью, ни во время еды, ни во время питья, ни
голове, ни сердцу, ни их 248 членам, ни 365 жилам. Силой
этих имен и их изображений я заклинаю тебя и твоих при-
спешников и прислужников [Сэфер Разиэль 1701: 43-б].

В этом заговоре стоит подчеркнуть несколько важных де-
талей, в частности отсутствие фигуры Ильи-пророка, который
обычно выступает главным защитником от демониц. Заклина-
ние произносится от первого лица, но нам неизвестно, от чье-
го имени конкретно оно говорится. Внизу перечислены имена
многочисленных ангелов, среди которых и те три ангела, чьи
изображения обрамляют текст заговора. Демоница названа в
тексте первой Евой, а в рисунке, сопровождающем этот заговор,
есть подпись: Адам и Ева, Лилит прочь.
Помимо этого, здесь мы наблюдаем характерные для на-
родного заговора формулы, включающие в себя перечисление
универсальных элементов (например, дня и ночи) и всех частей
человеческого тела. Такое количество членов (248) и жил (365)
вместе дает число 613, которое, согласно Талмуду, соответствует
библейским заповедям [Вавилонский Талмуд, Макот 23-б]. Эти
613 заповедей в Торе разделены на 248 разрешающих постанов-
лений и 365 запретов. Таким образом, в заговоре соотносится
целостность членов человеческого тела со всей совокупностью
законов Торы.
Илья-пророк как основной положительный герой диалогов
с нечистой силой появляется в рукописных сборниках загово-
ров и заклинаний на иврите и идише, насколько нам известно,
только с XVI–XVII вв. [Rosenzweig 2014].
Одно из ранних печатных датированных свидетельств о
существовании заговора-диалога между Лилит и Ильей-про-
роком находится во втором издании книги Давида Лиды о
законах обрезания «Сод ха-Шем» – «тайны Бога», которая
была опубликована на иврите в Берлине в 1710 г. На двадцатом
листе этого издания в начале раздела, посвященного различ-
ным народным медицинским средствам, приводится амулет
(букв. – «камеа», от глагола «привязывать») с предислови-
ем, что «этот амулет хорошо говорить для оберега младенца и
роженицы пред сном, чтобы защитить их от всех злых встреч.
Проверено и опробовано». Ключевой элемент всего амулета –
заговор от Лилит:

Илья-пророк и демоны в еврейских магических текстах
Именем Господа Бога Израиля, сидящего на херуви-
мах – Имя его великое и ужасное. Илья-пророк – благо-
словенна память о нем – шел по дороге и встретил Лилит
и всю ее свиту. И сказал он Лилит-грешнице – Куда ты,
нечистая и дух нечистоты, и вся твоя нечестивая свита
идете? И ответила, и сказала ему – Господин царь Илья,
я иду в дом роженицы ______ дать ей смертельный сон и
забрать ее сына, выпить его кровь и высосать мозг из его
костей и пожрать его плоть. И ответил ей Илья-пророк –
благословенна память о нем – Проклятием будешь ты
остановлена от имени Господа, благословен он, и будешь
подобна камню. И ответила ему и сказала – Ради имени
Господа отпусти меня и я убегу. Я клянусь тебе именем
Господа Бога войн Израиля оставить все эти дороги, свя-
занные с роженицей _______ и ее сыном, и всякий раз,
когда я услышу свои имена, я убегу. И сейчас я сообщу
тебе мои имена, и всякий раз, когда их упомянут, не будет
у меня и у всей моей свиты силы приносить зло и вре-
дить и входить в дом роженицы и тем более причинять
ей вред. И вот они, мои имена:
Лилит, Авити, Авизу, Аморфо, Хекеш, Одем, Икподу,
Эйлу, Татрота, Абгукта, Штрига, Кли, Батаза, Тилтуй,
Паритша.
И ответил ей Илья-пророк – благословенна память о
нем – и сказал ей – Вот я заклинаю тебя и всю твою свиту
именем Господа Бога Израилева, гематрией 613, имена-
ми Авраама, Ицхака и Иакова, именем святой Шехины
(Божественного Присутствия) и силою десяти серафи-
мов и офанимов и десяти херувимов и святых животных
и десятью свитками Торы и силой Бога Саваофа, благо-
словен Он, что не пойдешь ни ты, ни твоя свита вредить
роженице______, и ни сыну ее новорожденному, не
будешь пить его кровь, и не будешь высасывать мозг из
костей его, и не будешь пожирать плоть его, и не коснешь-
ся ее и всех 248 частей тела ее и 365 жил и суставов, так
же как ты не можешь посчитать звезды небесные и высу-
шить воду морскую, именем КРА САТАН Амен, Сэла,
Амен, Сэла, Амен, Сэла, Амен, Сэла, Амен, Сэла, Амен,
Сэла [Сод ха-Шем 1710: 20а]

Самая существенная особенность этого текста состоит в том,
что здесь, наряду с именами Бога и ангелов, основную защитную
силу приобретает знание святым покровителем всех имен самой
демоницы и ее свиты. Свита Лилит не просто упомянута, но и
перечислена поименно. В этом тексте мы обнаруживаем пятнад-
цать имен, многие из которых являются филологической загад-
кой. Часть имен реконструируется исследователями через гре-
ческий язык (Аморфо – бесформенное, Стрига – ведьма, Эйлу –
Гилу, женский демон византийских легенд о святом Сисинии),
часть имеет параллели в еврейской апокрифической традиции
первых веков н.э. (Авизут – женский демон, персонаж «Завеща-
ния Соломона»), однако остальные имена из этого перечня не
имеют убедительных прочтений (см. подробнее [Шолем 2004:
70–71; Naveh, Shaked 1998: 119]). В последующих амулетах, кото-
рые повторяют слово в слово приведенный выше заговор, мы об-
наружим, что имена Лилит и ее свиты будут написаны отдельно,
часто выделены на письме шрифтом, а зачастую дополнительно
снабжены огласовками, притом что весь остальной текст амуле-
та останется неогласованным. Количество демониц будет варьи-
ровать от 13 до 15, некоторые, например Кали и Батаза, могут
сливаться в одно, Икподу – разбиваться на Эйк и Поду. Ошибки
в написании этих имен тоже встречаются, но их более или менее
унифицированный порядок и повышенное внимание к точно-
сти произнесения имени демона мы отмечаем во многих текстах
еврейских амулетов вплоть до настоящего времени.
В этом заговоре есть такие универсальные элементы, как
зачин и концовка, причем завершение содержит одну из очень
популярных в народной традиции формул невозможного: «ты
не коснешься роженицы…. так же как ты не можешь посчитать
звезды небесные и высушить морскую воду». Кроме того, здесь
Илья-пророк и демоны в еврейских магических текстах
перечислены все чины ангелов: херувимы, серафимы и офани-
мы, наряду со священными книгами и праотцами еврейского
народа, как покровители роженицы и защитники от Лилит.
Мы видим здесь снова обращение к числу 613 – оно передает
целостность заповедей в Торе и соотносится с представлением
о полноте членов, жил и суставов человеческого тела. Имя «Кра
Сатан» – важный элемент завершения заговора, поскольку со-
держит в себе аббревиатуру из молитвы «Ана бекоах». Первые
буквы ряда слов этой молитвы составляют значимую фразу
«порви Сатану», и именно поэтому сорок две буквы этой мо-
литвы являются важным магическим элементом в практиче-
ской кабале и считаются одним из имен Бога.

М. М. Каспина
Записан

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Re: Лилит
« Ответ #5 : 19 Октябрь 2016, 14:48:42 »

Помимо амулетов, сюжет о встрече святого с Лилит и ее сви-
той встречается в сборниках народных средств или заговоров,
которые приобрели огромную популярность в Восточной Евро-
пе в XVIII в. в связи с развитием еврейского книгопечатания2.
Вместо Лилит там иногда фигурирует загадочная демоница –
звезда Маргалит (букв. на иврите – жемчуг), которая по своим
функциям полностью идентична Лилит: обе вредят роженицам
и представляют серьезную угрозу родившимся младенцам, а
святой Илья-пророк заклинает их не делать этого, используя в
качестве связующей клятвы имена Бога.
В сборнике заговоров, впервые опубликованном в Вильямс-
дорфе (Германия) в 1716 г., приводится такой текст:

В час родов сказать в ухо роженице этот заговор, и это
проверенное средство: Илья-пророк, будет он помянут
добром, встретил звезду Маргалит и сказал ей: «Звезда
Маргалит, откуда идешь?» Ответила ему: «Иду из дома
имярек причинять зло новорожденному и пожрать его
плоть и высосать его кровь и жилы». И сказал ей Илья-
пророк: «Заклинаю я тебя именем Господа Саваофа, имя
которому Всесильный, который создал небо и землю,
воду и ветер, огонь и пепел, и десять офанимов и десять
поколений, а также именем твоего властелина Самаэля
и Гаргарона, что не будет у тебя власти идти в этот дом и
особенно вредить этому ребенку, ни телу его, ни душе его,
ни духу его, ни дыханию его». И так шептать три раза.
А  перед этим прочитать фрагмент из «Шма Исраэль».
А после заговора сказать Пс. 121, и не будет ребенку вре-
да, с Божьей помощью [Амтахат Биньямин 1716: 71].

Тот же текст, с небольшими вариациями, встречается в дру-
гом сборнике заговоров
и народных рецептов, составленном
специально для роженицы и младенца и опубликованном впер-
вые в городе Жолкве (Польша) в 1720 г. Перед текстом – по-
метка: его нужно шептать ребенку в момент родов, чтобы не по-
вредила ему Лилит, предварительно прочитав молитву «Шма
Исраэль» – «Слушай, Израиль», которую нужно вынуть из
мезузы – таблички, прибитой к косяку двери в еврейском доме:
Илья, будет он помянут добром, встретил звезду Маргалит
и сказал ей: «Звезда Маргалит, откуда идешь?» Ответила
ему: «Иду из дома имярек причинять зло новорожден-
ному и пожрать его плоть и высосать его кровь и жилы».
А если родится девочка, нужно говорить все в женском
роде. И сказал ей Илья-пророк: «Заклинаю я тебя именем
Господа Саваофа, имя которому Всесильный, который
создал небо и землю, воду и ветер, огонь и пепел, и десять
офанимов и десять поколений, а также именем твоего вла-
стелина Самаэля и Гаргарона, что не будет у тебя власти
идти в этот дом и особенно вредить этому ребенку, ни телу
его, ни душе его, ни духу его, ни дыханию его». И так гово-
рить три раза, потом прочитать Пс. 121 и вернуть мезузу
на место [Тольдот Адам 1720: 107 раздел, с. 32].

За исключением детально прописанных действий с мезузой
в сборнике «Тольдот Адам», народные средства от демоницы в
этих двух книгах в целом идентичны. Нужно прошептать на ухо
роженице или ребенку заговор, сопроводить его словами 121
псалма и молитвы «Шма Исраэль», то есть теми же текстами,
которыми окружены подавляющее большинство амулетов для
защиты новорожденных от Лилит.
Записан

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Re: Лилит
« Ответ #6 : 19 Октябрь 2016, 14:51:05 »

Лилит и Маргалит созвучны друг другу, кроме того, функ-
ционально они тождественны. У Звезды Маргалит, также как
у Лилит, есть свита, однако здесь приводится не перечень жен-
ских имен, а два мужских имени демонов. Один – самый попу-
лярный и известный еврейский демон Самаэль, который еще в
средневековых мистических текстах фигурировал как муж Ли-
лит, а второй – малоизвестный Гаргарон, который практически
не встречается в других текстах практической каббалы.
Демон Самаэль выступает в книгах заговоров и отдельно как
вредитель, убивающий сыновей в животе матери. Противосто-
ит ему в ритуальном диалоге не Илья-пророк, а ангел Михаил
:
Ангел Михаил встретил Самаэля Сатану и сказал ему:
«Из-за чего умирают сыновья в утробах матерей?» Ска-
зал ему: «Потому что я прихожу и уничтожаю ребенка
в утробе». Сказал ему: «Заклинаю тебя именем “Я Есть
тот, кто я Есть”, 22-буквенным именем Бога, Господом
Богом Израиля, чтобы не делал ты женщин бесплод-
ными, и не губил и не убивал ребенка в утробе матери.
И также заклинаю тебя, чтобы ты не губил этого ребенка
и не вредил имярек, дочери имярек с этого дня и вовек
[Тольдот Адам 1720: 56 раздел, с. 21].
Илья-пророк сражается в книгах заговоров еще с одним
демоном, которого называют «ангел Аштрибо/Аштрибу». Гер-
шом Шолем возводит имя Аштрибо к одному из имен Лилит че-
рез греческое слово Стрига (ведьма – греч.) [Шолем 2004: 70–71].
Любопытно, что здесь сохраняются многие элементы заго-
воров и амулетов от Лилит: встреча-диалог, Илья-пророк как
защитник, упоминание частей тела человека, классические би-
блейские цитаты, но при этом меняется основная функция за-
говора – он используется от сглаза, а не для охраны роженицы и
младенца. Адресатом заговора в этом случае является мужчина,
а не женщина. И демон соответственно тоже меняет пол – ангел
Аштрибо явно мужского рода.
Записан

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Re: Лилит
« Ответ #7 : 19 Октябрь 2016, 14:53:12 »

В сборнике народных средств «Амтахат Биньямин» приво-
дится сразу два варианта этого заговора на иврите и на идише:

Заговор от сглаза, проверено и опробовано с Божьей По-
мощью. Нужно хорошо вымыть руку и положить ее на
голову больного и сказать: Именем Господа Бога Изра-
илева, Бога Всесильного, исцеляющего от всех болезней
народ свой Израиль, да исчезнут все болезни, и изба-
вится от всякой боли, страдания, сглаза, колдовства и от
всех злых сил, которые есть в мире, и от всех злых духов
имярек, и исчезнут они от всех 248 его суставов и 365 его
жил, и от души его, и от духа его и от дыхания его. Илья-
пророк встретил ангела Аштрибо, и сказал ему Илья-
пророк: «Ангел Аштрибо, куда ты идешь?» – Ответил
ему ангел Аштрибо: «Я иду к имярек высосать его кровь,
и уничтожить все тело, и съесть его плоть». И сказал ан-
гелу Илья-пророк: «Так же как нет у тебя власти выпить
всю воду, которая есть в море, так не будет у тебя власти
причинить вред имярек и пить его кровь и есть его плоть
[…] И если какой-то человек сглазил его, не будет ему вре-
да ни днем, ни ночью. Иосиф – отрасль плодоносного
дерева, отрасль плодоносного дерева над источником;
ветви его простираются над стеною (Быт.  49: 22). (Три
раза). Пою Господу, ибо Он высоко превознесся; коня
и всадника его ввергнул в море. (Исх. 15:1). (Три раза),
Ангел, избавляющий меня от всякого зла, да благосло-
вит отроков сих (Быт. 48:16) (Три раза). Перед восемью
девять. Исцелит тебя Господь для долгой, мирной и здо-
ровой жизни, Амен» [Амтахат Биньямин 1716: раздел
исцелений, пункт 9, с. 72] (иврит).
Тот же заговор на идише выглядит немного иначе:
С помощью Всемогущего Бога, исцеляющего всех боль-
ных, пусть Он заберет от тебя все боли и всякое зло, сни-зошедшее на тебя и наведенное на тебя сглазом мужчи-
ны, женщины, старца или юноши. Пусть они не принесут
тебе никакого ущерба – ни жизни твоей, ни телу, ни серд-
цу и ни легким.
Илья-пророк встретил ангела Аштрибу. Говорит ему
Илья-пророк: «Куда ты хочешь войти?» Отвечает ему:
«Я иду к имярек, сыну имярек сидеть у его изголовья
и в его сердце и во всех его членах и плоти и буду пить
его кровь». Говорит ему Илья-пророк: «Как не властен
ты выпить всю воду в море, так не будет у тебя власти
вредить ему, ни его жизни и ни единому из его членов.
Никто и нигде во всем мире не сможет ему повредить.
Если кто-нибудь нашлет на него сглаз, это не причинит
ему вреда. Ни днем, ни ночью. Ибо потомкам Иосифа
Праведника никто не может повредить сглазом, так и
над тобой не властен будет сглаз […] И пусть Бог твой
исцелит тебя в сей же час, чтобы ты был свежим и здо-
ровым. Да будет так Именем Божьим. Амен, Села»
[Амтахат Биньямин 1716: раздел исцелений, пункт 10,
с. 72–73] (идиш).
К ритуалу-диалогу между Ильей-пророком и его антагони-
стом добавляются детали, характерные для остальных еврей-
ских заговоров от сглаза: перечисление тех, кто мог стать при-
чиной болезни, перечисление всех частей тела, которым нельзя
причинять вред, а также упование на помощь библейского пер-
сонажа Иосифа, потомкам которого не страшен дурной глаз.
Последняя традиция восходит к Вавилонскому Талмуду, где
сказано: «Как рыбы на земле покрыты водой, и дурной глаз не
имеет силы над ними, так не имеет дурной глаз силы над потом-
ками Иосифа […] глаз, не позарившийся на то, что ему не при-
надлежит, не подвластен дурному глазу» (Вавилонский Талмуд,
трактат Брахот, 20а)
В еврейских текстах об Аштрибо встречается гораздо боль-
ше деталей, характерных для народного заговора. Вновь, как в
письменных источниках XVIII в., которые легли в основу тек-
стов на еврейских амулетах для роженицы (как Сэфер Разиэль
и Сод ха-Шем), появляются в заговорах от сглаза фольклорные
элементы – формулы невозможного (выпить воду в море, «счи-
тать до девяти», считать звезды). На амулетах такие формулы,
возможно, считались излишними, поскольку амулет уже за-
ключает в себе магическую силу. Кроме того, иногда в записи
заговора имя демона Аштрибо выделено графически: оно как
будто заключается в дополнительные магические границы са-
мим текстом (Ил. 3). По этому принципу были устроены самые
ранние амулеты от Лилит, известные нам по магическим ча-
шам из Вавилонии, а также персидские еврейские амулеты, где
фигура Лилит находится в центре, а текст заговора представ-
ляет собой цепи. Имя или изображение демоницы окружается
защитным текстом.
Еще средство от сглаза на идише:
С помощью Всемогущего Бога, исцеляющего всех боль-
ных, пусть Он заберет от тебя все боли и всякое зло, сни-
зошедшее на тебя и наведенное на тебя сглазом мужчины,
женщины или юнца. Пусть они не принесут тебе никако-
го ущерба – ни жизни твоей, ни телу, ни слуху и ни глазу:
Илья-пророк встретил ангела Аштрибу. Говорит ему
Илья-пророк: «Куда ты хочешь войти?» Отвечает ему:
«Я иду к имярек, сыну или дочери имярек сидеть у его
изголовья и в его сердце и во всех его членах и плоти и
буду пить его кровь». Говорит ему Илья-пророк: «Не бу-
дет у тебя власти пить его соки, тем более не будет у тебя
власти вредить ему и его жизни и ни единому из его чле-
нов. Никто во всем мире не сможет сглазом повредить
ему ни днем, ни ночью». Ибо потомка Иосифа Правед-
ника никто не может повредить сглазом, так и над тобой
не властен будет сглаз… И пусть Бог твой исцелит тебя в
сей же час, чтобы ты был свежим и здоровым. Да будет так
Именем Божьим. Амен, Села [Седер Таханот у-бакашот
1805: 16].

М. М. Каспина
Записан

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Re: Лилит
« Ответ #8 : 19 Октябрь 2016, 15:00:39 »

Еще одно интересное свидетельство бытования этого заговора
мы находим в документах, посвященных жизнеописанию зна-
менитого еврейского лжемессии Якова Франка (1726–1791).
Именно этот текст использовал Яков Франк, когда публично
выступал перед сменой веры в Варшаве в 1766 г.:
Яков Франк претендовал на то, что разбирается в ма-
гии, и этим привлекал к себе своих сторонников. «Ког-
да кто-то обращается ко мне с головной болью и просит
снять колдовство, я кладу ему руки на лоб и прогоняю
злого духа, говоря над ним молитву
: Всемогущий Го-
сподь, который исцеляет все болезни, вылечи этого че-
ловека от сглаза и от всякого зла, насланного стариком
или юношей. Бог встретил ангела Аштурви, который
встретил также Илью-пророка. Илья спросил Аштур-
ви: “Куда ты идешь?” Ответил ему: “Я иду к больным
и буду сидеть рядом с их руками, головами и прочими
частями тела. Я хочу выпить их кровь и съесть их тела”.
Ответил Илья-пророк: “Как ты не можешь выпить
моря, так же не сможешь ты навести болезнь со сглазом.
Как нельзя считать до девяти, так пусть Бог исцелит
тебя!” Я  говорил эту молитву, когда колдовство было
очень сильным, и снимал я его не только со своих после-
дователей, но и вообще со всех, кто ко мне обращался»
[Kraushar 1895: 114].
Одно из самых поздних свидетельств бытования этого за-
говора в устной среде приводит исследователь еврейского фоль-
клора Семен Акимович Ан-ский в статье 1909 г., где, среди про-
чих еврейских заговоров от сглаза, он публикует такой вариант

(на идише, в записи от И. Азарха, Витебск):
Илья-пророк встретил ангела Аштрихо. Спросил
Илья-пророк ангела: «Куда ты идешь?» – Ответил он:
«Я иду к имярек, буду сидеть у его изголовья и рядом
со всеми его членами, и буду есть его плоть и пить его
кровь». Сказал ему Илья-пророк: «Как нет у тебя вла-
сти выпить всю воду в море, так не будет у тебя власти
вредить ему ни в сердце его, ни даже в малейшем из его
членов. Если кто-то причинил ему сглаз, он не повредит
ему, ни днем, ни ночью». И пусть Бог твой исцелит тебя
в сей же час, чтобы ты был свежим и здоровым. Амен,
Села [Ан-ский 1909: 78].
Ритуальный диалог Ильи-пророка с демоном – одна из са-
мых значимых для еврейской магии моделей, начиная с самых
ранних текстов и заканчивая популярными печатными амуле-
тами XX в. В текстах заговоров, зафиксированных в сборниках
народных средств, а также на амулетах чередуются народные
мотивы (формулы невозможного), характерные элементы ев-
рейских заговоров от сглаза (отсылка к библейскому Иосифу),
а также универсальные мотивы, характерные для текстов «Си-
синиевой легенды»: ритуальная встреча-диалог, связь демони-
цы с морской стихией (морем, из которого она не может вы-
пить всю воду).
Вовлечение еврейского корпуса текстов в научный оборот,
таким образом, поможет исследователям соотнести с ними дру-
гие локальные версии этой легенды, а также позволит обратить
внимание на те детали, которые не казались значимыми при
первом знакомстве с текстом.
М. М. Каспина

Литература
Амтахат Биньямин 1716 – Биньямин Бейниш а-Коэн. Амтахат Биньямин.
Вильямсдорф, 1716 [иврит, идиш].
Ан-ский 1909 – Ан-ский С.А. Заговоры от дурного глаза, болезней и не-
счастных случаев среди евреев Северо-Западного края // Еврейская
старина. 1909. Т. 1.
Каспина 2009 – Каспина М. «Drai vayber zitzn af a shtein»: представление о
дурном глазе в традиционной культуре современных евреев Украины //
Идиш: язык и культура в Советском союзе. Сб. статей. М., 2009.
Матрес 1997 – Матрес, Хагит. Книги заговоров и заклинаний на иврите.
Первые публикации в Европе в начале XVIII в. Диссертация на соис-
кание степени доктора философии (PhD). Иерусалим. Еврейский Уни-
верситет. 1997 [иврит].
Петровский-Штерн 2010 – Петровский-Штерн Й. Славянско-еврейские
контакты в области практической магии и народной медицины на ру-
беже XVII–XVIII вв. // История еврейского народа в России. От древ-
ности до раннего нового времени. М.; Иерусалим, 2010.
Седер Таханот у-бакашот 1805 – Седер Таханот у-бакашот. Вена, 1805
[иврит, идиш].
Сод ха-шем 1710 – Давид Лида. Сод ха-Шем. Берлин, 1710 [иврит].
Сэфер Разиэль 1701 – Сэфер Разиэль ха-Малах. Амстердам, 1701 (иврит).
Тольдот Адам 1720 – Йоэль бен Ури Гальперин. Тольдот Адам. Жолква,
1720 [иврит].
Толстой 2003 – Толстой Н.И. Архаический ритуал-диалог // Толстой Н.И.
Очерки славянского язычества. М., 2003.
Шолем 2004 – Шолем Г. Лилит // Либес И. (ред.). Демоны, духи и души.
Исследования по демонологии Гершома Шолема. Иерусалим, 2004
[иврит].
Gaster 1900 – Gaster M. Two Thousand Years of a Charm against the ChildStealing
Witch // Folklore. Vol. 11. No. 2 (June 1900).
Folmer 2007 – Folmer M. A Jewish Childbirth Amulet for a Girl // Studies in
Hebrew Literature and Jewish Culture. Presented to Albert van der Heide on
the occasion of his sixty-fifth birthday, Dordrecht: Springer. 2007 [Amsterdam
studies in Jewish thought; v. 12].
Kirchner 1726 – Kirchner P.C. Judisches Ceremoniel. Nurnberg, 1726.
Krausher 2001 – Krausher A. Jacob Frank: The End to the Sabbataian Heresy.
Lanham: University Press of America, 2001.
Naveh, Shaked 1998 – Naveh J., Shaked S. Amulets and Magic Bowls. Aramaic
Incantations of Late Antiquity. Jerusalem: The Magnes Press, The Hebrew
University 1998.
Sabar 2002 – Sabar S. Childbirth and magic: Jewish folklore and material culture
// Cultures of the Jews: A New History. Edited by David Biale. Schocken
Books, 2002.
Rosenzweig 2014 – Rosenzweig C. Elye hanovi and the Vampire in a Yiddish Manuscript
from the 16th century. Oral presentation on the Xth Congress of the
European Association of Jewish Studies. Paris, July 2014.
Записан

Vorogeja

  • Ветеран
  • *****
  • Репутация: +140/-0
  • Вес голоса: 14
  • Vorogeja has no influence.
  • Сообщений: 559
Re: Лилит
« Ответ #9 : 25 Октябрь 2016, 12:18:13 »

Уважаемые практики, сталкивались ли Вы с заговорами призыва Лилит, для решения каких либо вопросов? В этнографии такого не нашла, только защитные от нее.
Записан
 

Фазы Луны на RedDay.ru (Москва)

Yandex.Metrika